Tags: история Китая

За кулисами Китая (попытка реконструкции центрального фрагмента пазла)

Оригинал взят у palaman в За кулисами Китая (попытка реконструкции центрального фрагмента пазла)
Последний пост Щеглова и вспыхнувшая по его поводу дискуссия о Власти в Китае заставили меня немного покопаться в биографиях китайских вождей. Материал это зело обширный и зло страшный для меня, потому что я не в силах запомнить китайские имена, которые звучат для меня так же нечленораздельно как птичье чириканье. Я хорошо помню лишь два имени: Мао и Ван. Потому что Мао мне вдолбили в детстве, а мастер ЦиГуна Ван одно время был близким мне человеком, можно сказать, учителем. Ещё я помню Лао Цзы и Чжуан Цзы (и немного Кун Фу Цзы), но это уже совсем-совсем другая история, к китайским коммунистам отношения не имеющая.

Итак, преодолев внутренний страх перед непостижимостью Поднебесной, я попытался выяснить, чьи же вассалом был нынешний лидер Китая Си Цзинпин (в дальнейшем, для простоты - Винни Пух).


















Щеглов считает его "королем" Китая, властным Сувереном, в руках которого нонче и находятся судьбы мира. По крайней мере, значительная их часть. Ну что же, чего на свете не бывает. В конце концов, первое же знакомство с материалом показывает, что дяденька не на помойке родился:

Отец Си Цзинпина в 1930-е годы входил в число ближайших соратников Мао Цзэдуна, и после образования Китайской Народной Республики в 1949 году, занимал высшие посты в руководстве страны, вплоть до должности вице-премьера Госсовета в 1959—1962 годах.
Так что наш Винни - "аристократ".

Вершина карьеры его отца пришлась на 1959 год:

В апреле 1959 года назначен заместителем Премьера Госсовета КНР и генеральным секретарём Госсовета. Возглавлял правительственную делегацию КНР, находившуюся в СССР с 27 августа 1959 года по приглашению советского правительства


Итак, тайну личности Винни Пуха следует искать в его происхождении. Что из себя представлял папочка нашего героя и каким путем он оказался в числе ближайших соратников Мао Цзэдуна? А папочка входил в ближайший круг некоего генерала Гэн Бяо, человека с замечательной биографией:

Родился в деревне Лилинь провинции Хунань, с 1922 работал на свинцово-цинковом руднике близ Шэньяна, вступил в Коммунистический союз молодежи Китая в 1925 году... После образования КНР в 1949, Гэн был направлен на дипломатическую работу. Он был послом КНР в Швеции, Пакистане, Мьянме и Албании, посланником в Дании и Финляндии.


Словом, человек серьезный, человек с международными связями.

Казалось бы, живи да радуйся! Папа - вице-премьер, протеже самого генерала Гэн Сяо!

Как вдруг...

Детство Си Цзиньпина прошло в достатке, что определялось положением его отца, однако в 1962 году его отца обвинили в антипартийном заговоре. В 1965 году отец Си был выслан из Пекина в провинцию Хэнань, а в годы «культурной революции» (1966—1976) содержался под арестом. Репрессия постигла и его сына: в 1969 году Си-младшего отправили на «трудовое перевоспитание» в деревню уезда Яньчуань одной из беднейших провинций КНР — Шэньси. Там почти семь лет Си Цзиньпин жил на самом дне: его домом была пещера, тонкое одеяло на кирпичах было его кроватью, а ведро было его туалетом. Вспоминая о том периоде, Цзиньпин рассказывал, что ему приходилось терпеть борьбу с блохами, тяжелый физический труд и постоянное одиночество. В прессе отмечали, что публикации о годах лишений Си Цзиньпина сформировали у китайцев представление о нём как о человеке, понимающем, чем живёт «простой китаец», благодаря чему на его стороне оказались симпатии простого народа.

Симпатии простого народа - это всегда полезная опция. Но что вообще это было? Почему период 1966-1976 годов оказался таким трудным для семьи нашего героя? Трудности начались с началом 60-х годов.

А была это эпоха культурной революции, когда в Китае беспредельничал Мао Цзе Дун:

В 1959 году леворадикальные взгляды Мао приводят к разрыву отношений Китая с Советским Союзом. Во время «Большого скачка» это выливается в открытую конфронтацию. СССР отзывает из Китая всех специалистов, помогавших поднимать экономику страны, и прекращает финансовую помощь. Мао внушал китайцам, что досоветская (до 1917 года) и советская Россия после 1956—1961 годов — это империализм, а императорский Китай и Цинская империя — это не империализм.

Самое простое, лежащее на поверхности объяснение этого феномена - СССР тогда готовили к атомной войне с США. На носу были полет Гагарина, Карибский кризис и убийство Кеннеди. В этой ситуации Китаю имело смысл держаться от СССР как можно дальше, так как воевать с США он тогда просто не мог, так что и время его заклания ещё не пришло. А начиная с 1964 года США начинают размещать свои ракеты в Европе (начиная с Греции), Европа становится основным театром возможной войны. В результате у заказчиков этой войны пропадает всякий энтузиазм, СССР утрачивает смысл жизни и начинается эпоха застоя. Великий Мао становится отработанным материалом и постепенно уходит из жизни, а его отстраненные было от власти "сподвижники" начинают потихоньку возвращаться на свои месте.
Сначала возвращается из длительной зарубежной командировки сюзерен Винни Пуха - генерал Гэн Бяо.

Генерал Гэн Бяо вернулся в Китай в 1971 году, где стал начальником отдела внешних связей ЦК КПК, с января 1971 года по январь 1979 года заведующий международным отделом ЦК КПК.

Отдел внешних связей - это даже у нас в РПЦ весьма и весьма символическое место! что и говорить про Китай. Но наш генерал не сидит сложа руки и не гнушается чёрной работой:

6 октября 1976 года, когда Хуа Гофэн произвёл арест банды четырёх и их соратников, генералу Гэн Бяо было приказано взять под контроль все радио- и телевизионные станции в Пекине.

Но вернемся к нашему Винни. Возвращение геренала Гэн Бяо оказывает благоприятное влияние на его биографию:

В 1974 году, несмотря на то, что его отец все ещё сидел в тюрьме, Си Цзиньпин был принят в Коммунистическую партию Китая (КПК) и даже стал секретарём деревенской парторганизации. В 1975 году Си Цзиньпин поступил в престижный пекинский Университет Цинхуа на химико-технологический факультет. Окончив ВУЗ в 1979 году, он некоторое время являлся секретарем канцелярий Госсовета и Центрального военного совета. К этому времени отец Си Цзиньпина вернулся из заключения и возобновил свою политическую деятельность в высшей когорте второго поколения лидеров страны под началом Дэн Сяопина, который в 1978 году возглавил страну: Си Чжунсюнь был назначен партийным руководителем, а затем одновременно и губернатором провинции Гуандун.

Вот так вот круто. Из тюремного заключения - в высшую когорту лидеров страны!

Итак, к середине 70-х опала семьи Си забыта, и она вновь взлетает на командные высоты Поднебесной. В это время генерал Гэн Бяо вовсю оказывает протекцию как Винни Пуху

В 1982 году Си Цзиньпин стал секретарем генерала Гэн Бяо, министра обороны (1981—1982) и соратника своего отца.

Полегче стоновится и его отцу:

В 1979—1981 годах после того, как к власти в Китае пришёл Дэн Сяопин, был губернатором провинции Гуандун. В 1980-х годах был одним из зачинателей политики экономической либерализации. Член Секретариата ЦК КПК в 1982—1985 годах. Член Политбюро ЦК КПК в 1982—1987 годах.

Заметим, что сыну повезло больше. Невидимая рука рынка поднимала его из ямы быстрее и подняла выше, чем папу. Причина здесь, возможно, в том, что папа Винни Пуха был всего лишь сподвижником генерала Дэн Бяо, в то время как сами Винни Пух - вассалом нашего генерала. Кто важнее для человека Власти - вассал или сподвижник? Да плевать ему на сподвижников. Скорее всего, о папочке Винни Пуха позаботился сам сынок, как только вошел в силу.

Уже в 1983 году Си Цзиньпин был избран секретарем комитета КПК уезда Чжэндин, которую совместил с постом первого политического комиссара Народной вооруженной милиции того же уезда

Так что отец не бедствовал. Но и не жировал. По слухам, этот уезд - глухая провинция.

Хорошо. Допустим, этот фрагмент пазла собран правильно, и главной тайной личности Винни Пуха является генерал Гэн Бяо. Что, если копнуть глубже и попытаться узнать, в свою очередь, тайну личности самого этого генерала?
Каким образом простой паренек из деревни Лилинь провинции Хунань поднялся так высоко, что его протеже стал вице-премьером, а сынок этого протеже, предполагаемый мною вассал генерала Гэн Бяо сделался теперь предполагаемым Щегловым королем Китая?

Как мне показалось, тайна личности генерала Гэн Бяо заключается, в свою очередь, в его вассалитете к ещё более яркому персонажу китайской истории - маршалу Е Цзяньин.

Родился в уезде Мэй провинции Гуандун в богатой семье купца народности хакка. Ранние годы провёл в Сингапуре и Ханое.

В 1919 г. окончил Юньнаньскую военную академию и вступил в Гоминьдан. Преподавал в Военной академии Вампу. В 1927 г. вступил в КПК.

В 1927 г. участвовал в Наньчанском восстании и вместе с двумя другими лидерами восстания Чжоу Эньлаем и Е Тином был вынужден бежать в Гонконг. В этом же году Е принял участие в Гуанчжоусском восстании, хотя и был против его организации и после поражения восстания был вынужден снова бежать в Гонконг. В провале восстания обвинили Е Тина. Е избежал всех обвинений и в 1928 г. был направлен в Москву, где изучал военное дело, учился в Университете имени Сунь Ятсена.

Воттут-то мы, кажется, и добрались до самой мякотки, до самой вкусной части истории. Купец! Сингапур! Гонконг! Советская Москва! Как говорит в подобных ситуациях Галковский, усё ясно.

Далее идет некий конфликт с Мао Цзедуном:

В 1932 г. он вернулся в Китай. Служил в штабе 4-й армии Чжана Готао. Во время «Великого похода» после соединения войск Чжана Готао с колонной, возглавляемой Мао Цзэдуном, между ними возник конфликт при обсуждении плана дальнейших действий. Чжан Готао настаивал повести войска на юг и основать базу в районах, населённых тибетцами и народностью цян. Чжан потерял в этом походе три четверти своих сил и вернулся в Яньань. Позже Е начал симпатизировать Мао и переметнулся на его сторону, ушел из лагеря Чжана, захватив с собой все книги с кодами и карты, в результате чего последний потерял связь с Коминтерном. Мао установил связь с Коминтерном, и вскоре захватил лидерство в КПК.

Как романтично звучит, хотя ничего не понятно. Какие-то черные книги, утрата которых приводит к потере связи с Коминтерном. Что за магия? нам не понять. Но Мао наладил связь с Коминтерном и захватил власть. Усё ясно.

В 1946 году генерал Гэн Бяо вместе с Е Цзяньином участвовал в переговорах, инициированных генералом Д.Маршаллом с целью предотвратить гражданскую войну между китайскими коммунистами и гоминьдановцами. После провала переговоров и начала гражданской войны в Китае, Гэн Бяо занимал ряд командных должностей в армии, принимал участие в Пекин-Тяньцзиньской операции 1948 года и взятии Тайюаня.

Ссора с Мао Цзедуном имела следствия, карьера маршала застопорилась. Но....

Все посты в провинциальном правительстве заняли ставленники Линь Бяо. Карьера Е пошла вниз, однако Мао не забыл его заслуг во время «Великого похода» и сместил его только с политических постов, оставив военные... Мао никогда не забывал заслуг Е и говорил: «Е Цзяньин спас партию, армию и революцию». Е Цзяньин возглавлял красноармейскую школу.

Но все-таки без Мао людям в Китае дышать стало легче, и наш герой

После смерти Мао организовал свержение «Банды четырёх».

Прожил жизнь на высоких постах, почил в мире.

Пока у меня всё.
Разбираться в Китае по-настоящему - это увязнуть надолго. И совершенно не очевидно, заслуживает ли Китай такого внимания, или там все сводится к каким-нибудь таинственным связям с Коминтерном

.

Представленное здесь - это лишь маленький фрагмент огромного пазла, который собирать и собирать... кто бы этим занялся - я бы с удовольствием почитал результаты. Работа-то не пыльная. Читаешь биографии, отмечаешь личные связи людей, интересные совпадения по времени и месту. И картина выстраивается сама собой. Интересно!

Сражения в Тигровом устье.

Оригинал взят у george_rooke в Сражения в Тигровом устье.
К 1805 году китайские пираты просто достали Макао. Португальская колония, жившая в основном морской торговлей, грозила окончательно накрыться медным тазом. Поэтому 31 марта 1805 года вице-король Индии рекомендовал губернатору Макао объединить португальские военные корабли с Цинским флотом и провести рейд против пиратов Чинг Ши и Чанг Пао.
Уже 20 октября лейтенант Жуан Инасио Лопеш на 14-пушечном бриге «Принцесса Шарлотта» (Princesa Carlota) атаковал 70 пиратских лодок в устье и потопил их почти все. Пираты пытались взять корабль на абордаж, однако артиллеристы действовали отменно – перенося огонь с лодки на лодку не давали приблизиться, обратили в бегство нападавших, а потом просто начали беглый огонь картечью.
29 мая 1805 года Сенат города постановил закупить и вооружить еще несколько кораблей, в результате были введены в строй 28-пушечный корвет (фрагата) «Уллис» (Ulysses) и 5-пушечная лорча «Лев» (Leao). В принципе, это были все силы колонии на море. Командовал флотилией первый лейтенант Перрейра Баррето.
Весь 1807-1809 годы пытались привлечь к делу англичан, но тем было не до этого – теперь для британской ОИК главной задачей был захват и грабеж французских и голландских колоний в Азии, поэтому на борьбу с пиратами не были ни средств, ни сил.
В 1809 году к португальской флотилии присоединился 16-пушечний бриг «Белисарио» (Belisario), 15 февраля 1809 года корабли вышли на соединение с Цинским флотом, который наконец-таки смог привести себя в относительную боеготовность. Вскоре португальцы обнаружили примерно 200 кораблей Чанг По, которые находились у острова Тигровый, при впадении в Жемчужную Тигровой реки. Артиллерийский капитан крепости Макао, командующий «Уиллисом», Жозе Пинту де Азеведо повел свой корабль прямо на пиратов, начав пристрелку ядрами, а на ружейной дистанции перейдя на картечь. Полкоманды португальцев собралось на верхней палубе, и стреляли по пиратам из ружей, пистолей, фальконетов, арбалетов и всего, что может стрелять. За «Улиссом» строем уступа шли и другие португальские корабли, ведя непрерывный огонь по противнику.
Ответный огонь китайцев из пушек был совершенно нерезультативен, в актив пиратам можно занести только случайное попадание каменным ядром в лорчу «Лев» (целили в идущий первым «Улисс», попали в замыкающую колонну лорчу). В результате до 40 джонок было потоплено, 15 – захвачены, остальные разбежались по камышовым зарослям, которые португальцы и подожгли. Цинский же флот маневрировал в двух милях выше по реке и выступал в роли статиста.
23 ноября 1809 года из Макао под общим командованием судьи Арригага вышли 24-пушечный приватир «Непобедимый» (Inconquistavel), 24-пушечный «Индиана», 18-пушечный «Консесао», 16-пушечный «Жоао-Мигель», а так же «Белисарио». Хотели так же взять и лорчу «Лев», но она была сильно повреждена шальным попаданием, и осталась в ремонте. Далее соединились с цинцами и пошли на Чанг По, у которого было по разным оценкам от 200 до 300 кораблей.
Бой длился 9 часов. 15 кораблей (двухуровневых высоких джонок) пушечным огнем португальцы потопили, еще несколько было сильно повреждено и ушло к берегу. Еще 4 джонки были взяты на абордаж. Вообще преимущество в ближнем бою португальцам давала картечь, умелая работа комендоров, стрелявших и часто, и метко, а так же – вооружение матросов, которые таскали с собой по два ружья и 3-4 пистоля. Пираты, вооруженные устаревшими ружьями, пиками и арбалетами, такой лавине свинца противостоять просто не могли. Да и с дисциплиной у них было слабовато.
1 января 1810 года португальцы опять вышли в море, потопили 10 пиратских джонок, 2 – привели в порт. А 21 января Чанг По решил дать генеральное сражение. Силы пиратов оцениваются в 300 кораблей (из них – до 50-60 – крупных, остальное - мелочь), силы союзников – 4 португальских и 110 цинских кораблей.
Португальцы заняли наветренную позицию, выстроились в линию баталии, и открыли методичный огонь по флоту Чанг По. Поскольку куча-мала у пиратов была еще та, промахнуться было просто невозможно. Любое ядро или пуля находили свою жертву.
Самый ужасный момент для португальцев был, когда «Консесао» внезапно сел на мель, и на абордаж корабля пошли сразу 30 джонок, однако в их ряды ворвался бриг «Принцесса Шарлотта», часть джонок он расстрелял, а часть просто потопил, налезая на них всей своей массой.
К концу дня Чанг По стал уводить свои корабли на мелководье, куда португальцы зайти не могли. Там он и был заблокирован. Ну а 21 февраля 1810 года Чанг По «по амнистии» согласился перейти на службу к Императору Китая вместе со всем своим флотом.


Чтобы примерно понять соотношение сил - вот картинка-схема боев в Тигровом устье.


Вот все коричневое на рисунке - это пираты.

И да. Лорча - это своего рода гибрид. Корабль европейской постройки, но такелаж и рангоут сделаны по китайскому принципу.

ПУТЬ ДРАКОНА. ДЕРЖАВЫ ОТКРЫВАЮТ ПОДНЕБЕСНУЮ

Оригинал взят у roman_rostovcev в ПУТЬ ДРАКОНА. ДЕРЖАВЫ ОТКРЫВАЮТ ПОДНЕБЕСНУЮ
После кратковременного ужесточения «морского запрета» в 1547 – 1549 годах португальцы, как сообщают летописи, вновь «стали своевольничать на морях без всякого опасения, а их торговцы стали даже строить здания и возводить стены в Сяншаньао и Хаоцзине, силой утверждаться на морском берегу, наподобие особого государства». В 1554 году коммодор Лионель де Суза сумел добиться официального дозволения китайских властей на доставку португальских товаров непосредственно в Гуанчжоу при условии регулярной уплаты торговых пошлин, а также на строительство поселения в районе Макао.
Collapse )

БРОСОК ДРАКОНА. ЯД ДЛЯ СЧАСТЛИВЧИКА

Оригинал взят у roman_rostovcev в БРОСОК ДРАКОНА. ЯД ДЛЯ СЧАСТЛИВЧИКА
В апреле 1877 года войска империи Цин перешли в генеральное наступление и атаковали самопровозглашённое государство Якуб-бека по всем направлениям. 20 апреля лучшие части Цзо Цзунтана благодаря нарезной артиллерии взяли штурмом крепость Дабаньчэн, защищавшую горную дорогу, которая вела в Турфанскую долину с севера, из Урумчи. Эта победа давала возможность выйти в тыл основных сил Якуб-бека, одновременно атакованных с востока. 21 апреля наступавшие с восточного направления (из «стратегического оазиса» Хами) китайские генералы Чжан И и Сюй Чжанху, смяв передовые части Якуб-бека, взяли городок Пичан, располагавшийся в 150 ли (чуть более 80 км) к востоку от Турфана. Спустя трое суток «сарбазы» и «джигиты» Якуб-бека безуспешно попытались остановить наступавших китайцев, дав им бой на караванной тропе примерно на полпути между Пичаном и Турфаном. Всего со стороны повстанцев здесь действовало около 8 тысяч человек «регулярных» войск Якуб-бека и 10 тысяч уйгурских ополченцев.

Collapse )

БРОСОК ДРАКОНА. КРАХ СЕМИРЕЧЬЯ

Оригинал взят у roman_rostovcev в БРОСОК ДРАКОНА. КРАХ СЕМИРЕЧЬЯ
Едва узнав о смерти главного врага, «императорский комиссар» Цзо Цзунтан, будучи уверенным в отравлении Якуб-бека агентами китайской разведки, поспешил выдвинуть и повсюду распространить пропагандистскую версию: что главный мятежник сам принял яд и покончил с собой, «оказавшись в безвыходном положении». Эта версия будет считаться официальной до самого конца существования империи Цин.
Collapse )

БРОСОК ДРАКОНА. РОКОВОЕ ПОСРЕДНИЧЕСТВО ЛОНДОНА

Оригинал взят у roman_rostovcev в БРОСОК ДРАКОНА. РОКОВОЕ ПОСРЕДНИЧЕСТВО ЛОНДОНА
К исходу 1876 года войска империи Цин заняли почти всю Джунгарию – то есть, северо-западную часть Синьцзяна. Почти 40 000 бойцов, находившиеся непосредственно в подчинении Якуб-бека, оставались в странном бездействии. К удивлению даже ближайших соратников, глава непризнанного государства Йеттишар так и не предпринял никаких активных действий.   Хотя Якуб-беку предлагали планы, сулившие успех – например, провести демонстративную атаку на «оазис Хами» и тем временем попытаться перерезать коммуникации китайских отрядов, осаждавших Манас. Хорошо вооружённые регулярные «сарбазы» (пехотинцы) и «джигиты» (кавалеристы) Якуб-бека могли бы существенно потрепать наступавшие отряды Цзо Цзунтана, но «Счастливчик» оставался в бездействии, казавшемся странным для всех, кроме узкого круга дипломатов и разведчиков.
Collapse )

БРОСОК ДРАКОНА. ПОЛКОВНИК ПРЖЕВАЛЬСКИЙ В ТЫЛУ ВРАГА

Оригинал взят у roman_rostovcev в БРОСОК ДРАКОНА. ПОЛКОВНИК ПРЖЕВАЛЬСКИЙ В ТЫЛУ ВРАГА
Разведка Российской империи работала эффективно: накануне решающей схватки за Синьцзян русские «путешественники» пообщались с лидерами обеих армий, получив представление об их личностях и возможностях. В 1876 году весь Синьцзян с северо-запада на юго-восток пересекла небольшая экспедиция полковника Николая Пржевальского. Путешественник писал: «По всему видно было, что наше путешествие не по нутру Якуб-беку, но ссориться с русскими для него теперь было нерасчётливо ввиду войны с китайцами».
Collapse )

БРОСОК ДРАКОНА. ГЕНЕРАЛЬНОЕ НАСТУПЛЕНИЕ

Оригинал взят у roman_rostovcev в БРОСОК ДРАКОНА. ГЕНЕРАЛЬНОЕ НАСТУПЛЕНИЕ
Летом 1876 года войска империи Цин, пользуясь негласной поддержкой России, вели генеральное наступление против повстанцев Синьцзяна. Основной удар отряды «императорского комиссара» Цзо Цзунтана нанесли по союзникам Якуб-бека – плохо вооружённым дунганам. Сам же глава непризнанного государства Йеттишар с лучшими силами своей армии уклонялся от активных действий, предпочитая ждать атаки китайцев на заранее подготовленных позициях и всё ещё надеясь втянуть Пекин в переговоры о признании формального вассалитета.
Collapse )

БРОСОК ДРАКОНА. РОССИЯ ВСТУПАЕТ В ИГРУ

Оригинал взят у roman_rostovcev в БРОСОК ДРАКОНА. РОССИЯ ВСТУПАЕТ В ИГРУ
К весне 1876 года маньчжуро-китайские войска под командованием «имперского комиссара» Цзо Цзунтана были готовы к генеральному наступлению на мятежный Синьцзян. Начав «Западный поход» в последние дни февраля, к апрелю передовые части цинской армии преодолели 400 вёрст пустыни и вошли в стратегически важный «оазис Хами». Узнав о приближении противника, Якуб-бек выступил ему навстречу из столичного Кашгара во главе отборного тринадцатитысячного войска. В мае 1876 года эта гвардия «Счастливчика», к которой присоединились ещё 10 тысяч бойцов провинциальных отрядов, сосредоточилась в городке Токсун в четырёхстах километрах к западу от «оазиса Хами». Городок располагался на главной караванной тропе, ведшей вглубь Восточного Туркестана. Здесь, на удобных и хорошо подготовленных позициях, Якуб-бек рассчитывал отразить удар войск империи Цин.
Collapse )

БРОСОК ДРАКОНА. КИТАЙ ИДЕТ НА ЗАПАД

Оригинал взят у roman_rostovcev в БРОСОК ДРАКОНА. КИТАЙ ИДЕТ НА ЗАПАД
Особенность Восточного Туркестана состоит в том, что его крупнейшие оазисы отрезаны от Китая четырьмя сотнями километров труднопроходимой песчаной полупустыни. Именно такое расстояние отделяет расположенные на самом востоке Синьцзяна уйгурские города Комул (Хами) и Баркуль от находящегося в провинции Ганьсу китайского городка Цзяоюйгуаня, где заканчивается западный участок Великой Китайской стены. Колодцы, расположенные на караванном пути через пустыню, позволяли единовременно провести из Китая в Синьцзян не более 600–800 человек – для более крупного отряда просто не хватило бы воды. Поэтому города-оазисы Комул и Баркуль («Хамийский оазис», как называли этот район в тогдашней России), по сути, являлись плацдармами, позволявшими поэтапно перебросить через пустыню большую армию, накапливая силы на их территории.
Collapse )