fomasovetnik (fomasovetnik) wrote,
fomasovetnik
fomasovetnik

106. Чей ВПК лучше? Часть 2

Оригинал взят у oldadmiral в 106. Чей ВПК лучше? Часть 2


Зафиксировав в сознании мировой уровень продукции ВПК дореволюционной России, причем достигнутый на наиболее сложном направлении, посмотрим как обстояли дела у СССР. Как мы знаем, после окончания Второй мировой войны началась "холодная война" стран "запада" против СССР и его сателлитов. По крайней мере такова официальная версия. Куда с трудом вписываются такие факты, как например фактический слив Англией ядерных технологий, или продажа ею же новейших реактивных двигателей. Но мы сейчас не ставим целью сделать какие то разоблачения. Мы хотим проследить какие последствия имела изоляция Советского Союза в оборонной сфере. Изоляция, повторяю, не добровольная а вынужденная.

Как и в отношении России, применительно к СССР существует массовое заблуждение, что сталинский период был расцветом этого государства. Была достигнута победа во Второй мировой войне, пройдена точка наивысшего могущества. После чего начался спад, затем застой и бесславная кончина. В отношении России такой же взгляд на эпоху Петра I, затем Екатерины Великой. После чего, якобы, началось увядание и полное исчерпание себя к моменту революции.

На самом деле все обстоит с точностью до наоборот в обоих случаях. Как в отношении России, в которой современное европейское государство с верховенством закона и стабильной, огражденной от династических колебаний политической системой, начало создаваться по сути в царствование императора Николая I. И далее шло только по нарастающей. Так и в отношении СССР, где людоедский "сталинский" период уступал по развалу и нищете только предшествовавшему "ленинскому" периоду. После смерти Сталина началась какая то либерализация и недолгий расцвет Советского Союза. Если его конечно можно назвать расцветом. И к позднему застою Советский Союз уже эволюционировал до довольно таки промышленно развитой страны с определенным уровнем жизни и неприкосновенности личности. Не так уж и далеко оставалось, допустим, до Португалии при Салазаре или Испании при Франко;).

Но мы отдадим дань общепринятому мнению и начнем тест советского ВПК с познесталинского периода. Периода, который лица типа Максима Калашникова и огромного количества советофилов более или менее осознанно считают пиком могущества страны победившего пролетариата.

Как вы и сами понимаете, выбрать объект для сравнения подобно прошлому посту у нас возможности нет. Технику такого уровня СССР просто не производил. Поэтому поищем что-нибудь попроще. Возможно стоило бы остановиться на максимуме того, что выдавил из себя советский ВПК - крейсерах проекта 68-бис. Но к тому времени, как эти корабли в середине 50-х стали вступать в строй, линия развития артиллерийских крейсеров на западе давно прервалась, и сравнить их было бы не с чем. В целом они примерно соответствовали вошедшим в строй на 10 лет пораньше (в 1942-45 гг) американским крейсерам "Кливленд". У американцев была чуть потолще броня, посильнее универсальный калибр, чуть побольше скорость. Но в общем и целом они были примерно равны по возможностям. Современников же крейсера проекта 68-бис не имели.

Поэтому мы спустимся на этаж пониже, и возьмем для рассмотрения эсминцы 56 проекта. Эти корабли стали вступать в строй уже после смерти Сталина, в 1955 году, но боевые корабли строятся несколько лет, а до этого еще проектируются, поэтому серию эсминцев 56 проекта справедливо можно рассматривать как пик развития советского кораблестроения сталинского периода.

Их оппонентом будут корабли класса "Форрест Шерман" также начавшие пополнять состав американского флота в 1955 году. Если в защиту обоснованности выбора в качестве "сильнейшего зарубежного аналога" английских броненосцев мне еще пришлось приводить какие то соображения, то в данном случае и этого делать не придется. После Второй мировой американское кораблестроение уверенно держало пальму первенства как по количеству, так и по качеству вводимых в строй единиц. Эсминцы "Форрест Шерман" явились новой ступенькой эволюции этого класса кораблей.



Давайте приступим к сравнению с главного калибра. Еще с середины Второй мировой(где-то раньше, где-то позже) главный калибр эскадренных миноносцев стал универсальным. То есть способным вести огонь как по надводным, так и по воздушным целям. Составляя, таким образом, основу как наступательных возможностей корабля, так и его ПВО. Формально, вооружение советских эсминцев выглядит повнушительнее - две спаренных 130-мм установки против трех одиночных 127-мм у американца. Но это только формально.

Американцы внедрили полностью автоматизированную установку Mk42, которая могла выпустить сорок 31,75-кг снарядов в минуту. Советская спаренная установка СМ-2-1 была полуавтоматической с раздельным заряжанием. Это позволяло добиться темпа стрельбы в 14 выстрелов в минуту на ствол по надводной цели и 10 выстрелов в минуту по воздушной 33,4-кг снарядом. Причем более тяжелые советские установки имели и гораздо меньшие скорости наведения - 18 градусов в секунду по горизонтали против 40 у американской установки. И 18 же против 25 по вертикали. Что давало "Шерману" существенное преимущество при обстреле скоростных целей.

Таким образом в минуту американский корабль мог выпустить 120 снарядов, а советский от 40 до 56. Преимущество у оппонента в 2-3 раза. Причем скорострельность советских установок ручного заряжания зависела от состояния моря, усталости экипажа, который кстати составлял 21 человек на установку. Фиксируем полное превосходство "зарубежного аналога".

Вторым главнейшим элементом вооружения эсминца исторически считались торпедные аппараты. Торпеды позволяли небольшим, но скоростным и маневренным эсминцам считаться реальной угрозой более крупным и хорошо бронированным артиллерийским кораблям - крейсерам и линкорам. Но последние после Второй мировой войны стали из состава флотов стремительно исчезать. Вслед за ними с эсминцев исчезли и классические торпедные аппараты. Тем не менее "проект 56" нес два пятитрубных 533-мм торпедных аппарата. Они позволяли стрелять торпедами, несущими 400 кг взрывчатки на дальность 8 километров при скорости торпеды 50 узлов или на 13 километров при скорости торпеды 40 узлов. Сами понимаете, что найти свои цели этим торпедам в середине 50-х было бы практически невозможно.

Совершенно по иному подошли к проблеме торпедного вооружения американцы. Для "Шерманов" впервые в мире были спроектированы управляемые 21-дюймовые торпеды. Вы скажете, что управляемые торпеды применяли еще немцы в годы войны. Так, да не так. Немецкие торпеды были двухкоординатными, предназначенными для стрельбы только по надводным целям. Американские торпеды - трехкоординатные, основная их цель - подводные лодки. Ведь именно подводные лодки, наряду с авиацией, стали основной угрозой для надводных кораблей после Второй мировой. То есть и по торпедному вооружению, хотя эсминцы класса "Форрест Шерман" и несли всего 4 533-мм трубы против 10 у их советского оппонента, полное превосходство "американца".

У эсминца 56 проекта противолодочные возможности ограничивались шестью бомбометами БМБ-2, выстреливавшими глубинные бомбы на дальность до 120 метров, морально устаревшими уже к моменту принятия на вооружение, и двумя бомбосбрасывателями в кормовой части корабля. Это не здорово даже для эсминца времен Второй мировой войны. Слабость противолодочного вооружения эсминцев 56 проекта усугублялась тем, что его сонар не мог поддерживать контакт с целью в момент прохода над ней, как раз когда надо было применять оружие, поэтому стрелять приходилось вслепую.

"Шерманы", помимо противолодочных торпед, несли пару хорошо зарекомендовавших себя во время войны "Хеджехогов". Этот бомбомет стрелял менее мощными бомбами, но, будучи многоствольным(до 24 направляющих) делал это залпом, накрывая определенную площадь, что резко увеличивало вероятность поражения. Дальность стрельбы - 180 метров. Целеуказание обеспечивала новейшая ГАС AN/SQS-4, смонтированная в подкильном обтекателе с дальностью обнаружения цели более 4 километров при мощности импульса до 50 киловатт.

Советская станция "Пегас-2" имела паспортную дальность обнаружения 2-3 километра, но на практике меньше. Кроме того она не могла определить глубину обнаруженной лодки. Об ограниченном секторе обзора я уже упоминал. Все это приводило к тому, что и то скромное противолодочное оружие, которое имелось на борту советского эсминца, невозможно было эффективно применять. Проблему пытались решить внедрением простейшего счетно-решающего устройства, которое, получив данные о дальности до цели и ее глубине, учитывая скорость движения корабля и скорость погружения бомб, выдавало время открытия огня. Но, поскольку глубину приходилось определять интуитивно, да и данные не всегда успевали ввести, прибор этот не прижился.

Таким образом противолодочные возможности эсминца проекта 56 драматически уступали таковым у "ФоррестШерман". Оба этих класса в самом ближайшем будущем обзавелись специализированной противолодочной модификацией, но это уже выходит за рамки данной статьи.

Кстати созданию этих кораблей сопутствовал один очень интересный, можно сказать анекдотический инцидент, хорошо иллюстрирующий состояние дел в судостроительной промышленности отсталой царской России и передового сталинского СССР. Когда разработчики представили для утверждения обводы корпуса новых эсминцев, адмирал И.С.Исаков, тогдашний заместитель главкома ВМФ, взбунтовался. Хотя в Советском Союзе был накоплен уже приличный опыт создания эскадренных миноносцев, их мореходные качества оставляли желать лучшего. В частности очень неудачен в этом отношении был и предшественник 56-х – эсминец 41-го проекта. О мучениях с "семерками" я тоже в свое время писал. И вот Исаков предложил прекратить уже бессмысленные эксперименты, и взять за основу для новых кораблей обводы старых добрых русских "Новиков". Причем сказано это было не для красного словца, а на полном серьезе. Вопрос решался на самом высоком уровне. Заместитель председателя Совета Министров СССР Г.М. Маленков принял сторону моряков, мотивируя свое решение тем, что кому на кораблях плавать, тому и выбирать обводы. Министр тяжелого машиностроения В.М. Малышев обжаловал решение Маленкова в высшей инстанции. И, наконец, сам Сталин принял окончательное решение – утвердить обводы, предложенные конструкторами. Детективная история :). В конечном счете новые обводы оказались удачными, и форма корпуса эсминцев 56 проекта послужила моделью для многих советских кораблей сопоставимого водоизмещенияна долгие годы вперед. Но сама постановка вопроса весьма показательна.

Ну хорошо. Давайте подводить итоги. Мы ставили себе целью выяснить как сказалась на советском ВПК изоляция от стран запада. Во времена Российской империи даже изделия самого высокого уровня были в ровень с лучшими зарубежными, как мы выяснили два поста тому назад. В советское время, сталинское, если точнее, подобной картины мы не наблюдаем. Мало того, что произошел откат на несколько уровней вниз - самых сложных, требующих наиболее продвинутых технологий кораблей Советский Союз не производил. Но и те корабли, что вступали в строй флота безнадежно отставали от лучших иностранных образцов. Реально эсминцы 56 проекта можно сравнивать с американскими времен войны. Такими, как "Аллен М. Самнер" и "Гиринг". Эти корабли начали вступать в строй в 43-44 годах, несли те же 2х5 533-мм торпедных аппарата, противолодочный бомбомет и бомбосбрасыватели, и шесть(3х2) 127-мм универсальных орудий, но с худшей баллистикой, чем четыре на проекте 56. То есть советский ВПК к концу правления Сталина отстал уже на 10 и более лет.

В свете этого предлагаю еще раз задуматься над фразой, которую не говорил Черчилль, что Сталин принял Россию с сохой, а оставил с ядерной бомбой. Как мы видим, в области, где можно сделать корректное сравнение, ситуация была скорее обратной.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments