fomasovetnik (fomasovetnik) wrote,
fomasovetnik
fomasovetnik

Николай II: дневники vs заметки

Оригинал взят у palaman в Николай II: дневники vs заметки
Оригинал взят у white_reggae в Новое о личных пометках Николая Второго.
Я никогда не сомневалась, что т.н. "Дневники Николая Второго" - фальшивка. Но доказать это непросто. Здесь интересный рассказ о пометках Императора к докладам губернаторов, которые очень эмоциональны, а не в стиле "погода была отвратительная" "пили чай" "гулял и убил кошку"[Spoiler (click to open)]

На днях попалась мне на глаза любопытная статья об императорских отметках на ежегодных губернаторских отчетах. Для современного читателя, разумеется, comes as a shock сам факт того, что маргиналии, которые действующий глава государства делает на отчетах губернаторов о положении дел, - а это порой отметки весьма личного и эмоционального свойства, – публиковались во всеобщее сведение, вместе с соответствующими фрагментами отчетов, и каждый мог купить эту книжечку или почитать ее в библиотеке. Называлась она «Свод высочайших отметок» и при двух последних царях публиковалась ежегодно, с 1882 года. Можете себе представить, чтобы для советского народа публиковались пометки тов. Сталина и других генсеков на документах из «особой папки»? (Напомню, что о деятельности Политбюро ЦК – высшего органа власти в стране – советский народ аж до 1983 г. не знал вообще ничего; она была полностью засекречена; лишь при Андропове в «Правде» стали публиковать коротенькие сообщения – типа «заседали-рассмотрели», и все). Или можете вообразить себе публикацию выдержек из отчетов Собянина с пометками Путина? Немыслимо, правда? Кажется, и в западных демократиях на такое не решались. А вот в Р.И. не только помыслили, но и сделали (идея, по видимому, принадлежала А.Н.Куломзину). И ничего, политический строй не рухнул от такой транспарентности. А вот о чем действительно не могли тогда помыслить – это чтобы публика не знала, кто отец российского министра иностранных дел и какой он национальности…

Вообще, транспарентность деятельности государственной власти была в Р.И. невероятной не только по советским, но и по нынешним меркам – например, как ни в чем не бывало публиковался полный штат корпуса жандармов, страниц на пятьсот: всяк желающий может с ним ознакомитьсяhttp://нэб.рф/catalog/000199_000009_003546976/viewer/ - а потом попытаться найти хотя бы 5% аналогичной информации на сайтах ФСБ или СБУ и потерпеть в этом полную неудачу.

Да, так вот о статье. В ней приводятся примеры таких непосредственных царских пометок: «весьма полезно», «отрадно», «это делает ему честь», «хорошо, так и следует продолжать», «премило – нечего сказать!», «совершенно напрасно!», «Это Мне сильно не нравится», «Каково? Интересно знать, что за милая личность председательствует в губернском земском собрании? К серьезному вниманию министра внутренних дел»; «Мне с трудом верится, что в дворянском собрании могли происходить подобные безобразные сцены!?» и т.п. Все это рутинно доводилось до публики.

Несколько выдержек из самой статьи:

«Вообще гласность действий высших и центральных властей с начала либеральных реформ Александра II нарастала. … Приступая к данному изданию, составители свода должны были осознавать некоторую этическую небезопасность публикаций такого рода. Действительно, изучение этих пометок может многое рассказать о мировоззрении Александра III и Николая II, их работоспособности, глубине понимания ими той или иной государственной или местной проблемы.»

И в самом деле многое рассказало:

«Николай II более критически, чем Александр III, относился к содержанию отчетов, иногда он ставил под сомнение сообщения губернаторов: «Так ли?». На отчете калужского губернатора за 1896 г. он написал: «Короткий и правдивый отчет». Видно,
что новый император, действительно, с интересом прочитывал отчеты. 4 июня 1896 г. на обложке отчета нижегородского губернатора Баранова царем была сделана надпись: «Прочел с удовольствием!» Обычно Николай II оставлял в губернаторских отчетах в три - четыре раза больше отметок, чем его отец».

«Александр III относился к этим отчетам менее внимательно, чем позже его наследник, не вникал глубоко в суть дела, даже не всегда прочитывал их. Это заставило Комитет министров… принимать самостоятельные решения по тем, действительно значимым, указаниям губернаторов, которые пропускал Александр. Как правило, отметки, оставленные Александром, были весьма кратки. Наиболее распространенными его высказываниями были «утешительно» и «к министру внутренних дел». Николай II был гораздо более инициативен, его реляции оказались более осмысленными и разнообразными. Он старался вникать в суть дела, но говорить о глубоком понимании им затрагиваемых в отчетах проблем не всегда можно. Отметок положительного характера императоры оставляли больше, чем критических. В первые два-три года своего царствования Николай выглядит особенно восторженным. В начале ХХ в. в связи с ростом освободительного движения император проявил повышенную эмоциональность, некоторую нервозность, временами сильное раздражение, что не было свойственно ему в предыдущие годы».

О судебной власти:

«Следующее сообщение губернатора вызвало сильное раздражение Николая II. Губернатор писал: «Бывшие крепостные крестьяне помещицы Пещуровой, пользовавшиеся со времени освобождения крестьян по словесным арендным договорам так называемыми обрезными землями, возбудили по наущению подпольного адвоката перед Псковским окружным судом ходатайство о присуждении обреза в их собственность». Суд, не вызывая в качестве ответчицы помещицу Пещурову, решил дело в пользу крестьян. Император оставил следующую запись: «Возмутительный приговор суда. Требую немедленного расследования». Губернатор расширил свое обвинение
судебной системы вообще: «Практика местных судебных учреждений настолько обильна подобными же случаями присуждения явно захваченных крестьянами земель в их собственность, что это обстоятельство было отмечено состоящим при местном земстве экономическим советом». Николай II заключил: «Настаиваю, чтобы деятельность административных и судебных учреждений шла рука об руку». И в данной ситуации министр не встал на сторону государя. Министр юстиции статс-секретарь Н.В.Муравьев указал, что Псковский окружной суд на самом деле не допустил нарушения закона, так как такие дела могут решаться в одностороннем порядке – «по односторонним ходатайствам просителей». Сенат поддержал мнение министра, указав, что Пещуровой предоставлено право в течение десяти лет подать протест на решение суда. Для успокоения монарха Сенат постановил создать специальную комиссию под руководством сенатора Завадского «для пересмотра законоположений по судебной части».

«Все отметки, сделанные государями, были рассмотрены в различных инстанциях по принадлежности, иногда сами императоры адресовали заинтересовавшие их сообщения в какое-либо министерство или ведомство. Государственная власть не представляла собой единого лагеря реакции по отношению к местному обществу, земству, крестьянству и т.д. Все предложенные императорами к вниманию вопросы решались в строгих рамках имеющегося законодательства. Министры могли не согласиться с государем, если опирались на четкие законодательные нормы. Отметки императоров не решали дела по существу: ни Александр III, ни Николай II практически не принимали окончательных, самостоятельных решений, за исключением второстепенных дел об объявлении благодарности и других «монарших милостей». Анализ «высочайших отметок» Александра III и Николая II в отчетах псковских губернаторов показывает, что императоры не отдавали каких-либо надзаконных распоряжений, с их стороны не наблюдалось тех действий, которые было принято называть бюрократическим или самодержавным произволом».

«В этот исторический период ни одно, даже, казалось, малозначимое или очевидное дело, не рассматривалось в обход четко установленных правил согласования решения в различных, законодательством установленных, инстанциях. Важной чертой самодержавной формы правления является возможность произвола со стороны монарха, т.е. принятия самостоятельного, единоличного решения, как правило, не опирающегося на законодательные нормы или предшествовавшие юридические прецеденты. Такие возможности в пореформенные годы были для русских императоров весьма ограничены, в том числе и в решениях, принимаемых по материалам губернаторских отчетов. Оставляя пометки на полях, император, таким образом, лишь указывал правительству те моменты, на которые оно должно, по его мнению, обратить особое внимание и принять меры в соответствии с имеющимся законодательством. Так в стране утверждался принцип законности – основы правового государства».

Далее



Tags: история России
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments