fomasovetnik (fomasovetnik) wrote,
fomasovetnik
fomasovetnik

Category:

Сумма политологии (конспект)

Оригинал взят у palaman в Сумма политологии (конспект)
Мне хочется подвести итог моему увлечению политикой, которое началось в феврале 2014 года и, кажется, рассосалось к осени 2016 года. Мне захотелось понять, как оно все устроено и как работает, и я за эти два с половиной года я в этом более-менее разобрался.

Здесь я кратко излагаю основные результаты своей работы со ссылками на ранее написанные тексты, в которых читатель может найти подробное рассмотрение затронутых здесь идей.

Власть, понимаемая как качество, которым можно обладать - это свойство разумной силы.
Власть не может принадлежать большой неорганизованной массе людей, потому что она неразумна. И не может принадлежать одному человеку, потому что он слаб (тут есть важное исключение - Богочеловек, Ему одному власть может принадлежать и принадлежит).
Поэтому власть может принадлежать лишь организованной группе, властной группировке.

Каким же образом организованы властные группировки?

Любая организация разумных существ основана на договоре. Но договор можно и нарушить, и порой бывает и выгодно нарушить договор в то время, когда другие стороны его соблюдают. Теория игр рассматривает возможность существования ситуаций, когда нарушать договор невыгодно никому. Такие ситуации сравнительно редки, и чаще всего соблюдение договора должно гарантироваться наличием власти, которая силой принуждает все стороны соблюдать договор к их общей обоюдной выгоде. При отсутствии власти договора заключать как правило не имеет смысла, совместная деятельность становится рискованной и опасной, общество становится неустойчивым.

Но вот вопрос: кто же в таком случае обеспечивает соблюдение договоров внутри самой власти? Если власть есть орган, которые гарантирует соблюдение общественного договора, то какой орган гарантирует соблюдение общественного договора самой же властью? Очевидно, некая супервласть, которая обладает особым, уникальным свойством: её члены соблюдают взаимные договоренности сами по себе, без внешнего гаранта и принуждения. Обладающая таким свойством "супервласть" и именуется Властью (с большой буквы) в теории Власти. Это и есть главное свойство Власти, отличающее её от прочих форм человеческой организации.

[Боковая ветка: национальные обычаи]
Заметим! Власть есть базовая форма организации некоторой группы людей, обеспечивающая высокую организацию человеческого общества; без Власти общество вынуждено довольствоваться лишь самыми простыми формами совместной деятельности - такими формами, при которых нарушение договора не выгодно ни одному члену данного общества. Строго говоря, при изучении вопроса об устойчивости общественного договора надо учитывать также возможность, что какой-либо одной малой группе, окажется выгодно нарушить общественный договор согласованно, причем каждому члену этой группы в отдельности окажется выгоднее подчиниться требованиям этой группы, чем остаться верным общественному договору с целом. Примером таких простых формы общественных договоров и совместной человеческой деятельности являются групповые (в частности, национальные) обычаи, обнаруживающие устойчивость независимо от наличия или отсутствия Власти. Но это отдельная тема, а у нас теперь разговор о Власти.


Итак, Власть должна быть устойчивой сама по себе. Жизненный опыт подсказывает, что чаще всего устойчивыми оказываются парные договора. К тому же выводу подталкивают и результаты современной математической теории игр. Вообще говоря, чем больше группа, заключившая договор, тем больше вероятность, что этот договор в конце концов будет кем-то нарушен. Потому в обыденной частной жизни, куда нет доступа власти, люди чаще всего довольствуются совместной деятельностью в небольших компаниях. Организация массовых движений как правило требует наличия организующей их власти.

Теория Власти (Хазин, Щеглов) описывает, каким образом парный договор может быть положен в основу массовой организации. Это должен быть договор определенного типа, который в теории Власти метафорически именуется (по аналогии с феодализмом) вассальным договором (сюзерен/вассал). Суть его в том, что сюзерен предоставляет вассалу ресурсы управления, а обмен на это вассал находится на послушании у сюзерена.
Другой метафорой эти отношений могли бы быть отношения отец/сын, если бы эти отношения не осложнялись вопросом наследования. Отец умирает, и сын занимает его место. Таким образом, сын может быть заинтересован в смерти отца, и договор становится неустойчивым. Если бы люди не могли умирать, и отец вечно оставался бы отцом, аналогия была бы более точной.

Такого рода отношения могут попарно связывать людей в огромные группы, которые и именуются властными группировками. Это и есть основная форма человеческой Власти, на протяжении всей человеческой истории являющаяся базой и гарантом соблюдения любых других общественных договоров. За кулисами любой организации (в том числе любого государства) стоит какая-то властная группировка или целая система властных группировок. Где нет Власти - там нет и организации. В прошлом Власть порой выступала на исторической сцене открыто, но чаще всего она вскоре обрастала какими-то внешними формами (система феодальных титулов), маскирующими её подлинную природу. Подлинная же природа любой власти проста. За внешними формами власти всегда скрывается Власть, а Власть всегда есть система парных отношений типа вассал/сюзерен.

Далее, власть сюзерена над его вассалом основана на том, что сюзерен обеспечивает своего вассала ресурсами, которые предоставляет ему, в свою очередь, его сюзерен. Если у меня нет сюзерена, то я не Власть. Иными словами, быть членом Власти значит быть чьим-то вассалом. Это звучит парадоксально, но именно это - основной закон Власти. И нет другого способа войти во Власть кроме как стать чьим-то вассалом.
Но отсюда вытекает и основная проблема или основной парадокс теории властных группировок: на самой вершине Власти внутри властной группировки не может стоять обычный человек. Почему? Просто потому, что у того, кто находится на самой вершине, нет и не может быть сюзерена, он сам и есть сюзерен всех сюзеренов.

На вершине Власти может быть человек, обладающий какими-то необыкновенными личными ресурсами - Царь, Бог или Сын Божий. Но обычный человек, оказавшийся на самой вершине Власти, гол как сокол: у него нет ничего кроме его собственных вассалов. Если обычный вассал получает от своего сюзерена ресурсы управления, полученные им, в свою очередь, от своего сюзерена, то вассал обычного человека, оказавшегося в роли суверена (суверен есть тот, кто не имеет сюзерена), не получает от него ничего. Парадокс Власти в том, что её вершина - это область неустойчивости. Источником власти человека Власти является сюзерен. А источником власти суверена оказывается его же собственные вассалы!
И суверен, он если он не Бог, не может им предложить ничего кроме взаимовыгодного сотрудничества. То есть, по сути суверен вынужден выступать в роли арбитра среди своих вассалов, быть всего лишь "первым среди равных". Таким образом, на вершине любой властной группировки всегда оказывается не один человек, а группа людей, взаимная иерархия которых условна и неустойчива. Я предполагаю, что именно по этой причине короли прошлого часто прибегали к авторитету религии и общественного мнения, старались быть популярными медиафигурами. У короля просто нет другого способа господствовать над своими собственными вассалами, кроме как прибегать к каким-то личным ресурсам, лежащим вне той властной группировки, на которую он опирается.
Король всегда вынужден сидеть на двух стульях! И как мне кажется, сегодняшний "демократический мир" - это всего лишь мир, в котором королей лишили личных ресурсов. Сутью его является вовсе не фальшивая "демократия", а аристократия. Аристократия одолела монархию при помощи демагогической "демократии", вот суть политики последних трёх веков, вот ради чего пролиты реки крови в ходе всех революций и гражданских войн, начиная с Английской "буржуазной" революции. Вот ради чего повержена религия и организованы СМИ, управляющие общественным мнением. Королей лишили личного ресурса, чтобы первые среди равных оставались всего лишь первым среди равных, вот и всё.

Но если на вершине любой Власти мы обнаруживаем не одного человека, а целую группу людей, мы возвращаемся на новом уровне к той же самой проблеме: что обеспечивает устойчивость общественного договора среди этой малой группы? Я не нахожу другого ответа на этот вопрос, кроме банального и общеизвестного в социологии: самые устойчивые социальные группы - это группы, объединившиеся ради борьбы с общим врагом. Любое позитивное "мы" имеет в своей основе негативное "они", и другой основы, кажется, просто не бывает. Если нет "их", то нет и "нас". И потому отказ от Бога как единственного естественно Монарха фатально обрекает человечество на неизбежность междоусобной борьбы. И сейчас набросаю, как это происходит.

Современное человечество - это миллиарды людей. И потенциальное количество властных группировок, которые могли бы бороться между собой за обладание ресурсами управления, могло бы при таком населении Планеты исчисляться астрономическими цифрами. Но пятьсот лет назад Европа начала завоевание мира, которое сегодня, спустя пять веков, пристойно именуется "процессом глобализации". Суть глобализации - кардинальное сокращение числа суверенных властных группировок. Если пятьсот лет они исчислялись сотнями, после Второй мировой войны их осталось в мире, судя по всему, не более трёх.

Суть всех политических процессов - борьба между властными группировками за обладание ресурсами управления. Может ли в конце концов возникнуть ситуация, когда всем миром будет владеть одна грандиозная властная группировка? Я полагаю, что это невозможно. Потому что если нет "они", то нет и "мы". Единство Власти в такой ситуации мог бы обеспечить только некий царь, обладающий необыкновенным личным ресурсом (Антихрист), но мы знаем, что власть такого царя будет кратковременной (не более трех с половиной лет), и она знаменует собою конец мировой истории. Пока же этот необыкновенный царь не пришел к власти во всем мире, единство верхнего эшелона Власти может обеспечиваться только наличием другой Власти и необходимостью борьбы с нею. Таким образом, естественный предел глобализации - это не единое мировое правительство, а как минимум ДВЕ борющиеся между собой властные группировки.

Более того! Если имеются две борющиеся между собой группировки, то образуется экологическая ниша для третьей, которая может лавировать в "зазоре" между ними, используя их противоречия. А если Власти ТРИ, то становится возможным "мир", устойчивое равновесие между тремя, основанное на той выгоде, которую всегда извлекает из любой схватки третий, самый хитрый.

Таким образом, мыслимы три возможных варианта:

  1. либо "мир", при котором мировая элита поделена на три примерно равные по ресурсам властные группировки, которые заинтересованы поддерживать между собой вооруженный нейтралитет

  2. либо "война", при которой третья группировка отсутствует либо слишком слаба, и два монстра ожесточенно пытаются пожрать друг друга, что дает благоприятную почву для появления и усиления "третьей силы"

  3. либо "распад монополии", при которой одна из группировок получила решающее преобладание, и тогда внутри неё начинается распад, поскольку у игроков исчезает мотив поддерживать единство: нет никого, против кого имело бы смысл дружить.

Замечу, что именно вариант (1) является наиболее устойчивым, а значит, наиболее вероятным и базовым, основным для описания ситуации в мире. Если нет никаких данных о том, какова ситуация на самом деле, то априори скорее всего (1).

Теперь остается рассмотреть последний и самый животрепещущий вопрос: а кто же эти люди, оказавшиеся на (предположительно, трёх) вершинах мировой Власти? Ответить на этот вопрос помогут следующи соображения.
Когда человек входит во Власть, он становится чьим-то вассалом. Важно понимать, что между ним и его сюзереном нет и не может быть борьбы за первенство. Если даже я убью своего сюзерена, я не займу его место, а всего лишь потеряю свою власть! потому что реальная Власть - это система парных личных отношений, а не система каких-то абстрактных "мест". Занять место своего сюзерена можно только одним способом: сделавшись вассалом его сюзерена и сюзереном каждого из его вассалов. Это достигается не убийствами и злодействами, а налаживанием личных контактов. "Завоевать" внутри Власти можно лишь доверие! Этим-то и обеспечивается необыкновенная устойчивость Власти: люди нужны друг другу и зависят друг от друга. Если ты оказался во Власти, то всё, что ты можешь - этой действовать во благо своего сюзерена, умножая находящиеся в вашем распоряжении ресурсы. Властная группировка - это система совместного владения ресурсами. Индивидуализм тут бесполезен, потому что "один в поле не воин", и организованная группа всегда одолеет одиночного бойца, какими бы индивидуальными ресурсами он ни обладал. Исключением из этого правила является только Бог, более никто не может действовать и побеждать в одиночку. (Замечу, однако, что неслучайно и Сам Бог есть Троица; по Своему образу он создал людей.)

Значит, путь к вершинам власти - это очень долгий путь. Длительность его превышает длительность человеческой жизни. Когда умирает сюзерен, тогда кто-то все-таки должен занять его место. Но кто именно займет - это будет решать его сюзерен, а не борьба претендентов "снизу". Убивать бесполезно, надо налаживать связи. Потому к вершинам Власти люди не идут, а ползут, на это нужны века и века. А продолжительность нашей жизни ничтожна. Значит, до вершин Власти способны доползать не люди, а только лишь Фамилии. И потому на вершинах Власти могут быть только люди из Фамилий; иного варианта просто нет.

Значит, на самом верху Власти находятся люди, предки которых на протяжении веков были во Власти. А как называется потомок нескольких поколений людей Власти? Он называется аристократом. Не всякий аристократ является человеком Власти! Аристократ - это всего лишь потомок людей Власти, а самого его, может быть, больше интересуют волны и паруса. Но всякий человек Власти, находящийся вблизи одной из её вершин - это непременно аристократ. Не жыдомасон, не рептилоид, не банкир, а аристократ. Это логика, просто логика и ничего кроме логики.

Миром правят потомки тех, кто правил миром и сто, двести, и триста лет назад. Не все их потомки во Власти, но все, кто у вершин Власти - их потомки. Они сумели создать великолепную дымовую завесу и предстать перед публикой в виде безобидного анахронизма, ничего не значащей красивой традиции. Они отвели от себя внимание публики, переключив нас на поиски рептилоидов и сионских мудрецов, масонов и банкиров, Ротшильдов и Рофеллеров. Между тем, разгадка главной мировой загадки находится у всех под носом. "На самом видном месте"

Tags: элита
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments