fomasovetnik (fomasovetnik) wrote,
fomasovetnik
fomasovetnik

"Ловушка для кошек", предисловие

Оригинал взят у george_rooke в "Ловушка для кошек", предисловие
... Или начинать лучше с конца.

Итак, вы просили про Голландию. Но не удивляйтесь, что конец истории, он же - ее предисловие - перенесет нас в США.

Из всех президентов Америки мне категорически больше всех нравится Эндрю Джексон. Да, он грубый, неотесанный, но всегда приятно, когда в политику приходят парни с фронтира, и когда просто утирают нос белоручкам-банкирам, и даже самому Натану Ротшильду.
Началось все в 1812 году, когда первый Банк США, созданный по образу и подобию Банка Англии прекратил свое существование. В результате Администрация Мэдисона имела два выхода - либо стабилизировать курс валюты, перейдя на "твердые деньги" (расчеты в драгметаллах), либо... создав новый Банк США.
После долгих споров и дискуссий было выбрано второе решение. Банк этот только на 20% был государственным, 80% должны были составить частные средства. Поскольку общая капитализация банка составляла 37.5 млн. долларов, то правительству нужно было внести 7.5 млн. долларов в звонкой монете, остальные деньги, как предполагалось,  будут внесены частными вкладчиками.
В 1816 году было объявлено о создании нового Банка США, изначально планировалось в счет долгов и налогов принимать только металлические деньги и долговые обязательства Банка США, однако в 1817 это решение было пересмотрено - теперь принимались и казначейские билеты, банкноты банков штатов, а также только что выпущенные банкноты банка США.
Это оказалось манной небесной для финансовых воротил, которые начали выгребать серебро и золото из Банка США за цветные бумажки. В стране бушевала инфляция, а серебро рекой текло... в Англию и Голландию, которые успели задешево скупить банковские обязательства и долговые расписки, а теперь просто меняли их на металлические деньги. Правительство США вбухивало серебро в банк как в худую бочку, однако никакими 7.5 млн. серебряных долларов там и не пахло. Сумма колебалась от 2 до 2.5 млн. долларов серебром, и это при капитализации в 37.5 млн. долларов. Естественно, стоимость серебряной монеты возросла в разы, а в стране бушевала инфляция.
Вся эта схема была придумана тогдашним министром финансов Далласом, а ее проводником был филадельфийский банкир Стивен Джерард, клиент и торговый партнер Натана Ротшильда. Более того, вскоре Джерарду удалось провести на пост председателя Банка  своего друга - Уильяма Джонса, обычного лавочника из Филадельфии, что, как вы понимаете, не способствовало стабилизации на финансовом рынке.
Сенаторы хватались за головы, уже Уильям Уэллс, представитель Делавэра, говорил, что "банк, созданные для наведения порядка с бумажными деньгами по сути стал бумагоделательной машиной". То есть вместо того, чтобы обуздать инфляцию, Банк США ее создавал.
Мало того, Банк стеснялся требовать назад свои долги - банки штатов были должны ему до 2.4 млн. долларов, однако требований о возврате не поступало, и они пользовались этими деньгами как беспроцентной ссудой.
Ну а далее началось ожидаемое, хотя и завуалированное. Как мы помним, государству принадлежала только пятая часть средств. Но именно эти средства были твердой валютой банка (металлические деньги и долговые обязательства правительства в счет налогов), и вот в остальные 80 процентов начали приходить иностранцы. Чтобы выкачивать серебро, которое в ту эпоху являлось истинным мерилом богатства.
Объем бумажных денег рос в стране как на дрожжах, увеличившись с 67.3 млн. долларов в 1816 до 94.7 млн. долларов в 1818-м. Соответственно росли цены на недвижимость, земли, товары, рабов и т.д. Соответственно падала покупательская способность населения. Но зато круто росла внешняя торговля, потому что товары в США в фунтах или гульденах дешевели, и скупались по номинальному курсу фактически за бесценок.
И совершенно предсказуемо, что в 1819 году случился так называемый "бум-крах" - кризис реальных наличных денег и свертывание кредитов. Из этого кризиса страна выползала до 1824 года. Стало ли это уроком для руководства банка? Нет, ни в коем случае!
И вот в 1828 году в результате выборов на пост президента пришел Эндрю Джексон. Джексон был человеком с Запада, с фронтира. И он говорил обычные, нормальные вещи. Что лучшая валюта - это твердая, стабильная валюта. Что Банковское резервирование должно быть 100-процентным, а не как сейчас - 0.11-процентным. И что Банк США, как главного создателя инфляции и обмена фантиков на серебро, надо закрыть. Тем более, что сроки подходили - в 1836 году лицензия у Банка истекала.
Уже в 1829 году Джексон объявил об этом намерении, и после этого началась война, которая вошла в историю, как "Банк США против Президента США".
В 1832 году, ввиду приближения новых президентских выборов, Второй Банк нанёс  Джексону упреждающий удар, надеясь на то, что президент не отважится вступить в открытое противостояние. Банкиры убедили Конгресс досрочно (на 4 года раньше) продлить лицензию банка. Конгресс уступил их просьбам и передал законопроект на подпись президенту. Однако Эндрю Джексон наложил на законопроект вето. Он говорил: "От щедрот нашего правительства воздается не только нашим гражданам. Более чем на 8 млн. долларов акций центрального банка принадлежит иностранцам... Что опасней для нашей свободы и независимости, чем банк, который по своему происхождению так мало связан с нашей страной?.. Отдать банку на откуп нашу валюту, распоряжение бюджетом страны и держать тысячи наших граждан в зависимости от него... гораздо более масштабный вызов и грозная опасность, чем противостояние военной мощи противника."
В июле 1832 года Конгресс оказался не в состоянии преодолеть вето Президента, однако у Джексона появились серьезные опасения своего поражение на осенних президентских выборах. И тогда Несгибаемый Гикори решил обратиться со своими соображениями прямо к американскому народу. Впервые в истории страны он провел выездную президентскую кампанию по всей стране. Лозунгом этой кампании было: "Джексон и никакого центрального банка!". Несмотря на то, что банкиры потратили в предвыборную кампанию республиканца  Клейна более 4 млн. долларов, Джексон победил преобладающим большинством голосов избирателей и остался президентом США на второй срок до 1836-го года.
Понимая, что Банк проигрывает Джексону, сначала Джексона было решено... убрать. В обычном смысле. И вот, 30 января 1835 года, когда Джексон выходил из здания Палаты Представителей, к нему приблизился молодой человек, который... поднял пистолет и выстрелил. Однако произошла осечка.Незнакомец полез за вторым пистолетом в карман. И тут 68-летний Джексон, схватив свою трость, наотмашь ударил убийцу по шее. Преступник отступил на шаг, и получил еще удар в голову. Он повернулся, чтобы убежать, но 68-летний старик наносил удар за ударом по его спине, не отставая ни на шаг. Закончилось все тем, что морской пехотинец из охраны Конгресса кулаком в лицо остановил незнакомца.
Преступником оказался некий Ричард Лоуренс - безработный маляр и психически больной человек. В ходе разбирательства 35-летний Лоуренс обвинил президента в жизненных неудачах: якобы именно из-за него маляр не может устроиться на работу. Покушавшийся убежденно доказывал суду, что экономическая ситуация в стране улучшится, если Джексон будет мертв. Он также утверждал, что является свергнутым королем Англии Ричардом III, который, как известно, скончался в 1485 году. Однако всю оставшуюся жизнь Лоуренсу пришлось провести не на английском троне, а в американской лечебнице для душевнобольных.
Джексон принял вызов.
Он дал указание Луису Маклейну, новому секретарю Казначейства, начать перевод правительственных денежных средств, находящихся в распоряжении Банка США, в банки штатов. Маклейн отказался.
Джексон сразу же уволил Маклейна, поставив на его места Уильяма Дуэйна, но и тот отказался выполнять распоряжение президента. Результат - тоже незамедлительное увольнение. И лишь третий секретарь - Роджер Тейни начал вывод средств из Банка США.
Глава Банка США Николас Биддл опротестовал как назначение Тейни, так и его действия. И прямо выскзался за то, что в случае отказа продлить лицензию Банку США он вызовет депрессию на финансовом рынке страны: "Если мистер Президент полагает, что после того, как он снимал скальпы с индейцев и сажал в тюрьму судей, он может так же самочинно обращаться с центральным банком, он заблуждается... Ничто, кроме всенародного бедствия, не произведет впечатления на Конгресс... Единственная наша гарантия безопасности - четко следовать политике жесткого сдерживания (денежной массы)... и я не сомневаюсь, что это приведет к возобновлению хождения национальной валюты и продлению лицензии банка."
Кроме того, в 1836 году, Джексон, узнав, что правительство сэкономило за время его президентства большие деньги, приказал министерству финансов пропорционально разделить их между штатами. И ввел это за правило в последующие годы. Джексон прекрасно понимал, что он делает - размещая средства правительства в нескольких федеральных банках он во-первых, разделял риски, а во-вторых, выбивал основу для государственной узаконенной спекуляции.
Причем и из самих федеральных банков, которые тогда еще этого не понимали.
Что же случилось? Банки штатов, пользуясь свалившимся на них счастьем, начали крупные инвестиционные проекты, бездумно тратя деньги, а потом предсказуемо залезли в кабалу к иностранным банкам-кредиторам.
Когда пришел черед платить по долгам - денег у банков штатов не оказалось. И они конечно же обратились к федеральному правительству с просьбой взять эти долги на себя. И вот тут хук справа и нокаут - федеральное правительство сказало, что никогда в жизни не возьмет финансовое и долговое обеспечение банков штатов на себя. Долги вы, ребятки, делали сами, вот и платите тоже сами.
И банки начали лопаться. Одновременно с этим началась дефляция, а федеральная кормушка начала пополняться реальными твердыми деньгами - серебром и золотом.
"Начиная с 1833 года количество металлических денег в стране начало расти - увеличившись с 31 до 73 млн долл. в начале 1837 года, т.е. на 141,9%, или на 35,5% в год. Так что хотя доверие публики к банкам слегка пошатнулось, заставив их изымать звонкую монету из банков, и доля металлических денег на руках у населения выросла с 5 до 13% - банки имели возможность увеличивать объем банкнот и депозитов в соответствии с темпами притока металлических денег в их хранилища.
Значительный приток звонкой монеты был результатом действия двух факторов: прежде всего сильно вырос приток серебряных денег из Мексики, а во-вторых, резко сократился экспорт серебряных монет на Восток. Причиной последнего было то, что китайский импорт по большей части переключился с серебра на опий. Мексиканское серебро хлынуло в США из-за того, что мексиканские власти создали инфляцию бумажных денег, и.это выдавило серебро в США, где мексиканские монеты имели статус законного средства платежа. Прежде приток серебра из Мексики объясняли ростом добычи, но это вряд ли, потому что приток прекратился уже в 1837 года Действительной причиной была инфляция, организованная правительством Санта Анна, которое финансировало дефицит за счет чеканки легковесных медных монет. Поскольку в результате медь оказалась относительно переоцененной, а золото и серебро — недооцененными, эти металлы и начали покидать Мексику, пока совсем не вышли там из обращения. Именно поэтому в тот период серебро и перетекало в Соединенные Штаты. В 1837 г. правительство Мексики было вынуждено вернуться к чеканке полновесных медных денег, что остановило приток мексиканского серебра в США."

Первым забил тревогу Банк Англии - в Британии после нововведения Джексона началась инфляция, и серебро с золотом рвануло на теперь уже более ликвидный американский рынок. Поэтому Ротшильды, фактические владельцы Банка, наложили на США... "санкции", ограничив предоставление краткосрочных кредитов и введя повышенные судные проценты.
Далее опять обширная цитата: "В ходе бума власти штатов выпускали облигации для финансирования расточительных общественных работ и залезли в серьезные долги. В 1820 г. суммарный долг штатов составлял всего 12,8 млн долл.; к 1830 г. он вырос до 26,5 млн долл. Но затем начался стремительный рост: 66,5 млн долл. в 1835 г. и 170 млн долл. в 1839 г. Сокрушительное сжатие денежной массы и кредита и падение цен после 1839 г. поставило выплату этих долгов под вопрос. В это время виги, продолжая традицию своих предшественников, федералистов, начали требовать от федерального правительства выручить штаты из беды и взять их долги на себя. Кризис 1839 г. поставил ряд южных и западных штатов на грань дефолта, и их положение только усугублялось тем фактом, что основными кредиторами являлись британские и голландские капиталисты и что для оплаты процентов предстояло вывозить из страны большое количество звонкой монеты. Виги усилили давление, требуя, чтобы федеральное правительство выпустило в уплату долга облигаций на 200 млн долл. и приняло долги штатов на себя. Того же требовали британские банкиры, угрожая, что в противном случае больше не будут покупать американские облигации.
Однако народ Америки с презрением отверг возможность федерального вмешательства, причем так отнеслись к делу даже граждане штатов, попавших в трудную ситуацию, а с приходом администрации Полка вся эта затея с признанием долга федеральным правительством стада нереальной. Британцы с изумлением отмечали, что среднего американца куда больше заботили его личные долги, чем долги штата. Вообще говоря, люди бы одобрили, если бы штаты просто отказались от уплаты этих долгов. Демонстрируя проницательное понимание опрометчивости курса, избранного штатами, типичный американец на вопрос: «А что если иностранцы перестанут давать в долг штатам?» резко отвечал: «А кого это волнует? Мы и так уже все в долгах по уши и даже проценты платить не в состоянии». Имелось в виду, что если обрубить штатам иностранные займы, они перестанут попусту тратить деньги, а заодно не будет и неподъемных налогов для погашения долгов. В этом ответе проявилось понимание людей, что они и правительство — это совсем не одно и то же, что у них могут быть разные, и даже прямо противоположные интересы."

И в 1847 году первые четыре штата - Мичиган, Арканзас, Миссисипи и Флорида - отказались от уплаты внешних долгов. Еще шесть штатов - Мэриленд, Иллинойс, Индиана, Луизиана, Канзас и Пенсильвания - прекратили платежи по внешним долгам на срок от трех до шести лет, и только после стабилизации финансовой ситуации продолжили платежи.
Таким образом именно Джексон не дал сделать из США вторую Мексику или Колумбию, выгнав с рынка иностранных спекулянтов и ростовщиков, проучив местных процентщиков, и стабилизировав финансовый рынок. Не знаю, правда или нет, но говорят, что действия Джексона в 1836-м вызвали у Натана нашего, Ротшильда, такое сильнейшее потрясение, что он свалился с горячкой и 28 июля 1836 года скончался.
Сменивший же Джексона Ван Бюрен занялся созданием казначейской банковской системы США, которую мы знаем сейчас.
А как же это связано с Голландией, спросите вы? Мол обещал про Голландию, а тут опять про ранние Штаты....
А вот об этом в другой раз, я же предупреждал, что начинаю с конца..)))



"Крысы бегут из разваливающегося дома" - банковская реформа Джексона глазами его современников



А вот про-Джексоновская карикатура




Схватка между Несгибаемым Гикори (Джексоном) и Задирой Никки (НИколасом Биддлом).

Tags: история США
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments