?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у featherygold в "Когда я хочу узнать, что думает Франция, я спрашиваю себя" (с) Charles de Gaulle
"Перед лицом охватившего французов смятения умов, перед фактом ликвидации правительства, ставшего прислужником врага, и ввиду невозможности восстановить действие наших институтов я, генерал де Голль, французский солдат и командир, с полным сознанием долга говорю от имени Франции. От имени Франции я твердо заявляю следующее: абсолютным долгом всех французов, которые еще носят оружие, является продолжение Сопротивления. Сдача оружия, оставление участка фронта, согласие на передачу какой бы то ни было части французской земли под власть противника будут преступлением против родины. Солдаты Франции, где бы вы ни находились, подымайтесь на борьбу!"
Листовка с текстом призыва Шарля де Голля. 18 июня 1940 г.

De_Gaulle-OWI

Шарль Андре Жозеф Мари де Голль родился 22 ноября 1890 года в городе Лилль, Франция.
Родившись в аристократической семье, воспитывался в духе патриотизма и католицизма. В 1912 году окончил военное училище Сен-Сир, став профессиональным военным. Сражался на полях Первой мировой войны 1914-18, попал в плен, был освобожден в 1918 году. На мировоззрение де Голля оказали воздействие такие его современники как философы А. Бергсон и Э. Бутру, писатель М. Баррес, поэт Ш. Пеги.
Еще в межвоенный период он стал приверженцем французского национализма и сторонником сильной исполнительной власти. Опубликовал книги: "Раздор в стране врага" (1924), "На острие шпаги" (1932), "За профессиональную армию" (1934), "Франция и ее армия" (1938). В этих трудах, посвященных военным проблемам, де Голль по существу первым во Франции предсказал решающую роль танковых войск в будущей войне. Вторая мировая война, в начале которой де Голль получил чин генерала, перевернула всю его жизнь. Он решительно отказался от перемирия, заключенного маршалом А. Ф. Петеном с фашистской Германией, и вылетел в Англию для организации борьбы за освобождение Франции.



17 июня 1940 года де Голль прибыл в Лондон.

IBR_5235

В Лондоне де Голль сначала поселился в небольшой трехкомнатной квартире на Сеймор-плас, недалеко от Гайд-парка. 19 июня приехала мадам де Голль с детьми и гувернанткой Маргаритой Потель. Им удалось отплыть из Бреста на последнем английском пароходе. Первое время семья жила в Лондоне, но это было очень неудобно из-за больной Анны.

16 page3

IBR_5687

Сын Филипп вскоре поступил в морскую школу, а дочь Элизабет — на курсы медицинских сестер.
Все рабочие дни недели де Голль проводил в Лондоне. Он снимал номер в отеле "Коннаут".

DSC_0152

Это был пансион в духе старой Англии, где обычно жили пасторы и чопорные старые девы. Здесь, в мрачной комнате, де Голль писал свои речи и перечитывал классиков, прислушиваясь к разрывам немецких бомб и стрельбе зенитных орудий. Осенью 1940 года шла воздушная "битва за Англию".
По субботам де Голль ехал в автобусе за город, к семье. Он не знал никакой светской жизни, никаких развлечений, театров, клубов и т. п. Кроме необходимых для его дела контактов, де Голль не имел никаких связей и вел крайне замкнутый образ жизни.
История организации, которую создавал де Голль в Лондоне, в тесном помещении Стефенс-хауз на набережной Темзы, где стояло лишь несколько столов и стульев, очень запутанна и противоречива. Вокруг этой истории возникло немало легенд.
Стефенс-хаус в 1940-х годах

images (6)

images (8)

Итак, офицеры и журналисты, ученые и монахи, кагуляры и левые католики, офицеры Иностранного легиона и чиновники государственного аппарата; де Голль охотно брал на службу "Свободной Франции" всех, за исключением людей крайне левых убеждений. Требовалась лишь безусловная личная преданность генералу. Причем, он не отдавал предпочтения какому-либо одному политическому направлению или социальной категории. Он использовал их всех, оставаясь независимым. В Лондоне впервые очень ясно обнаруживается исключительная способность де Голля опираться на различных, подчас несовместимых людей, ничем в угоду им не жертвуя. Это одно из тех поразительных качеств, которые в значительной мере объясняют всю легендарную карьеру де Голля.

IBR_8145

IBR_8182

IBR_8185

Пока он оставался со своим верным лейтенантом Курселем, с крайне ограниченным запасом английских слов и с поддержкой только одного англичанина. Правда, имя его — Уинстон Черчилль. А это значило, что на него можно положиться только в той степени, в какой он считал генерала де Голля пригодным для достижения целей большой политики правительства Его Величества короля Великобритании…

images (10)

22 июня де Голль объявил о создании комитета "Свободная Франция", а 28 июня произошло нечто более существенное, в Лондоне было опубликовано следующее коммюнике: "Правительство Его Величества признает генерала де Голля главой всех свободных французов, которые, где бы они ни находились, присоединяются к нему для защиты дела союзников".
Де Голль сразу вступил в переговоры, в ходе которых он добивался более конкретных обязательств и обещаний Англии. После длительных и довольно острых дискуссий 7 августа 1940 года было подписано соглашение. Правительство Великобритании обязалось обеспечить после победы "полное восстановление независимости и величия Франции". <…>

de-goll-cherchill

Черчилль недовольно говорил Спирсу: "В международном плане де Голль неизвестен. Надо, чтобы его знали". В ответ на это генерал Спирс просил выделить 1000 фунтов и гарантировал, что менее чем через шесть месяцев о де Голле заговорят все газеты мира. Черчилль дал 500 фунтов, и Спирс поручил дело агенту по рекламе Ричмонду Тамплю, который прислал к де Голлю фотографа. Генерал встретил его с раздражением. "Меня выпускают в продажу как кусок туалетного мыла", — говорил он своим сотрудникам. Тем не менее он согласился на эту рекламу.

images (3)

На протяжении всей войны, и особенно в первое время после создания "Свободной Франции", судьба де Голля в решающей мере зависела от Черчилля. Признание "главой свободных французов", как выяснилось буквально через несколько дней, не означало готовности Черчилля постоянно содействовать де Голлю. Отношения между ними резко колебались между дружбой и ненавистью, часто доходя до грани разрыва. Ведь находясь в сильной зависимости от Черчилля, де Голль проводил самостоятельную политику. К тому же в англофранцузском браке по расчету обнаружилось полное несходство характеров. А поскольку сталкивались два сильных, очень властных характера, то конфликтам не было конца. Позиции Черчилля были неизмеримо сильнее, и сознание этого отнюдь не побуждало его считаться с де Голлем, в котором он, потомок знаменитого аристократического рода, признанный крупный политический деятель, самоуверенный и властный, всегда видел выскочку. Что мог противопоставить не имевший ничего за душой, никому не известный французский бригадный генерал британскому могуществу, которое так ярко воплощал Черчилль? Ничего, кроме упорства, целеустремленности и надменной гордости. Но это еще больше раздражало Черчилля.
В четвертом томе своих мемуаров о второй мировой войне Черчилль писал: "Эти страницы содержат суровую критику, основанную на событиях того момента, по адресу генерала де Голля, и, несомненно, у меня были с ним непрерывные разногласия и много резких столкновений. Однако в наших отношениях был один доминирующий элемент… Я знал, что он не был другом Англии, но я всегда признавал в нем дух и идею, которые навсегда утвердят слово „Франция“ на страницах истории. Я понимал его и, негодуя, одновременно восхищался его высокомерным поведением. Эмигрант, изгнанный с родины, приговоренный к смерти, он находился в полной зависимости от доброжелательности сначала английского правительства, а затем правительства Соединенных Штатов. Немцы захватили его родину. У него нигде не было настоящей точки опоры. Тем не менее он противостоял всему. Всегда, даже тогда, когда он поступал наихудшим образом, он, казалось, выражал индивидуальность Франции — великой нации со всей ее гордостью, властностью и честолюбием. О нем говорили в насмешку, что он считал себя живым воплощением Жанны д'Арк. Это не казалось мне таким нелепым, как выглядело".

Charles-de-Gaulle-and-Churchill

"Чаще всего мой день проходит в Карлтон-гарденс.

DSC_0455

DSC_0459

Там я выслушиваю отчеты, получаю письма и телеграммы от Франсуа Куле, ставшего начальником кабинета после того, как Курсель уехал в Ливию командовать отрядом бронемашин, и от Бийотта, начальника моего штаба, сменившего на этом посту двух лиц: Пети, который командирован в Москву, и Ортоли, который командует контрминоносцем «Триомфан». Там Сустель докладывает мне о поступившей за день информации; Пасси-Деваврен приносит отчеты, полученные из Франции; Шуман получает от меня указания относительно своих выступлений по радио. Там я решаю деловые вопросы с национальными комиссарами и начальниками служб, принимаю посетителей или приглашенных лиц, отдаю приказы и инструкции, подписываю декреты. Часто я завтракаю, а иногда и обедаю в обществе союзных представителей или французов, с которыми мне нужно переговорить. Что касается большой для меня работы по редактированию своих выступлений, то я ее делаю дома по вечерам или в воскресенье. Во всяком случае, я стараюсь не мешать работе служб нерасчетливым распределением времени. Как правило, в Карлтон-гарденс никто, за исключением шифровального бюро, ночью не работает. <…>

DSC_0468

DSC_0463

Повсюду население тактично выражает нам свои симпатии. Каждое мое официальное появление встречается с воодушевлением; англичане проявляют вежливую предупредительность, когда видят меня с семьей на улице, в кино или на прогулке в парке. Так на собственном опыте я убеждаюсь в том, что каждый представитель этого великого народа уважает свободу других.
15 ноября [1941] в обширном зале Альберт-холла, до отказа заполненном собравшимися, я торжественно провозгласил три основных положения нашей политики.

DSC_0162

"Смысл первого положения, — сказал я, — состоит в том, чтобы воевать, то есть придать возможно больший размах и возможно больше мощи усилиям французов в конфликте... Но эти усилия мы предпринимаем только по зову Франции и в ее интересах.
Мы говорим: "Свобода, Равенство и Братство", потому что мы хотим остаться верными демократическим принципам. Мы говорим "Освобождение", ибо если наши усилия не ослабнут до победы над врагом, их завершением должно явиться создание для каждого француза таких условий, чтобы он мог спокойно жить и трудиться, сохраняя чувство собственного достоинства".
Тогда присутствующие, охваченные глубоким волнением, бурно выражают свои чувства, и взрыв энтузиазма разносится далеко за пределы Альберт-холла".
Шарль де Голль. "Военные мемуары: Призыв 1940-1942"

IMG_0154

French House, паб в Сохо, который был неофициальной штаб-квартирой "Свободной Франции", здесь генерал де Голль часто проводил встречи и митинги.

IBR_7802

26 сентября 1941 года советский посол в Лондоне И.М. Майский вручил де Голлю письмо, в котором говорилось, что правительство СССР признает его "как руководителя всех свободных французов", что оно готово оказать им "всестороннюю помощь и содействие в общей борьбе с гитлеровской Германией" и обеспечить после победы полное восстановление независимости и величия Франции. В ответном письме советскому послу генерал де Голль, выражая благодарность за признание, писал: "Со своей стороны, от имени свободных французов, я обязуюсь бороться на стороне СССР и его союзников до достижения окончательной победы над общим врагом". Этот обмен письмами был равносилен заключению своего рода союзного договора между правительством СССР и Французским национальным комитетом.
В аналогичном английском письме о признании от 26 сентября оговаривалось, что правительство Великобритании не может аккредитовать при де Голле своего дипломатического представителя, поскольку это "означало бы признание вас главой суверенного государства".
Деголлевская дипломатия отныне все больше ориентировалась на Советский Союз. Де Голль очень активно использовал косвенную советскую поддержку в трудных отношениях с Англией. В плане развития военного сотрудничества между двумя странами он направил в Советский Союз эскадрилью "Нормандия".
В ноябре 1943 года де Голль стал единственным председателем Французского комитета национального освобождения, созданного в Алжире и реорганизованного де Голлем в июне 1944 года во Временное правительство Французской Республики.
В августе 1944 года правительство де Голля переехало в освобожденный Париж.

DSC_0806


Источники
Н.Н. Молчанов "Генерал де Голль"
Шарль де Голль «Военные мемуары»

Profile

fomasovetnik
fomasovetnik

Latest Month

April 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel