August 20th, 2016

В интересах революции...

Оригинал взят у george_rooke в В интересах революции...

Или собственных?
Интересно, поклонники США периода войны за Независимость знают такого человека, как Роберт Моррис? Вроде обычный сенатор из Пеннсильвании, и владелец фирмы Моррис и Ко.
Фирма занималась двумя видами операций - перевозка табака в Англию и негров в колонии.
В 1776 году Моррис безвозмездно дал Вашингтону 1 миллион фунтов, на которые США смогли набрать Континентальную армию. Этому человеку принадлежал ВЕСЬ Континентальный Флот, хотя на бумаге это вроде государственная структура. По факту все захваченные товары, ценности и суда принадлежали Моррису, он их реализовывал и выплачивал премии. Кроме того ему принадлежало 2250  каперских кораблей
90 процентов пуль было выпущено мастерскими Морриса. Он оплатил 95% потребностей конгресса во время войны.
А кем же он стал после войны, спросите вы? Да первым министром финансов США) с 1781 по 1784 год. Первый законопроект Морриса - выплата всех зарплат в бумажных деньгах, а оплата налогов - исключительно в серебре и золоте. Кроме того, министр финансов не гнушался вести спекуляции с землей.
Реальный создатель Первого Банка США.
Ну и создатель финансового кризиса 1797 года.
Что еще сказать? В признание заслуг перед революцией в 1783 году государство ему подарило за услуги бочку золота. Типа компенсации за расходы.
Обанкротился в 1798 году из-за Джефферсона, который прикрыл вывоз 20 тысяч бочек табака в год во Францию в качестве оплаты за долги периода революции. Ах да, Франция этого не знала, поэтому Моррис этот табак во Франции просто продавал.
Матерый был человечище.)  Как там в песне?
"Налейте крови, бокалы синие пусты, Давайте выпьем за обаяние борьбы, За идеалы, мы их ковали на огне, За ваших дочек, которых я возьму себе. "


Русская история в контексте

Оригинал взят у pioneer_lj в Русская история в контексте

Коллега devol между прочим написал краткий обзор русской истории «Была ли РИ колонией Запада?». И хотя этот обзор фактически верный, с ним нельзя полностью согласиться. И не только по причине исторической унылости – периферийная колония Запада, северный мордор да и только. Там неявно присутствует искаженная ретроспектива европейской истории.

Во-первых, история Запада это вообще история самоколонизации – от Италии до США. Цивилизованная Италия возникла как колония полумифических греков. Франция, да и вся западная Европа образовались в качестве колоний цивилизованных итальянцев. Про США все знают. Никак иначе исторический процесс не шёл, и Россия не была и не могла быть исключением.

Во-вторых, ревизию отечественной истории полезно начинать с написания критической истории ближних и дальних соседей по планете. И не только потому, что это морально проще. В результате формируется адекватный масштаб и реалистичная историческая перспектива.

Collapse )
  • qebedo

Из жизни Львов - 22

Обитаемый остров

По пути в Палестину флот английского короля попал в большой шторм. Основная его часть принуждена была взять севернее и укрыться на острове Родос. Но несколько кораблей, в том числе и тот, на котором плыли Жанна и Беренгария, отстали и бросили 24 апреля 1191 года якорь в бухте города Лимасол на Кипре. Вызвав тем самым серьезный дипломатический скандал, поскольку Кипр в то время был союзником... Саладина.
Дело в том, что остров, принадлежавший Византийской империи, захватил пронырливый авантюрист Исаак Комнен. Вопреки фамилии, к царскому роду Комненов он, видимо, не принадлежал, или "сбоку стоял" - истинное его присхождение неясно, и версии рознятся от того, что Исаак был внуком от дочери севастократора Исаака Комнена, брата императора Мануила I, до того, что он являлся бастардом самого Мануила. Исаак стал правителем города Тарса и начал войну против короля Киликийской Армении Рубена III, проиграл и попал в плен, из которого освободился в 1183 году.


Император Мануил I, по одной из версий - отец Исаака Комнена

Collapse )

РИЧАРД МАТЕСОН

Оригинал взят у germiones_muzh в РИЧАРД МАТЕСОН
НАЖМИТЕ КНОПКУ

пакет лежал прямо у двери - картонная коробка, на которой от руки были написаны фамилия и адрес: "Мистеру и миссис Льюис, 217Е, Тридцать седьмая улица, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк". Внутри оказалась маленькая деревянная коробка с единственной кнопкой, закрытой стеклянным колпачком. Норма попыталась снять колпачок, но он не поддавался. К днищу коробочки скотчем был прикреплен сложенный листок бумаги: "Мистер Стюарт зайдет к вам в 20-00".
Норма перечитала записку, отложила ее в сторону и, улыбаясь, пошла на кухню готовить салат.
Звонок в дверь раздался ровно в восемь.
- Я открою! - крикнула Норма с кухни. Артур читал в гостиной.
В коридоре стоял невысокий мужчина.
- Миссис Льюис? - вежливо осведомился он. - Я мистер Стюарт.
- Ах, да... - Норма с трудом подавила улыбку. Теперь она была уверена, что это рекламный трюк торговца.
- Разрешите войти? - спросил мистер Стюарт.
- Я сейчас занята. Так что, извините, просто вынесу вам вашу...
- Вы не хотите узнать, что это?
Норма молча повернулась.
- Это может оказаться выгодным...
- В денежном отношении? - вызывающе спросила она.
Мистер Стюарт кивнул.
- Именно.
Норма нахмурилась.
- Что вы продаете?
- Я ничего не продаю.
Из гостиной вышел Артур.
- Какое-то недоразумение?
Мистер Стюарт представился.
- Ах да, эта штуковина... - Артур кивнул в сторону гостиной и улыбнулся. - Что это вообще такое?
- Я постараюсь объяснить, - сказал мистер Стюарт. - Разрешите войти?
Артур взглянул на Норму.
- Как знаешь, - сказала она.
Он заколебался.
- Ну что ж, входите.
Они прошли в гостиную. Мистер Стюарт сел в кресло и вытащил из внутреннего кармана пиджака маленький запечатанный конверт.
- Внутри находится ключ к колпачку, закрывающему кнопку, - пояснил он и положил конверт на журнальный столик. - Кнопка соединена со звонком в нашей конторе.
- Зачем? - спросил Артур.
- Если вы нажмете кнопку, - сказал мистер Стюарт, - где-то в мире умрет незнакомый вам человек, а вы получите пятьдесят тысяч долларов.
Норма уставилась на посетителя широко раскрытыми глазами. Тот улыбался.
- О чем вы говорите? - недоуменно спросил Артур.
Мистер Стюарт был удивлен.
- Но я только что объяснил.
- Это шутка?
- При чем тут шутка? Совершенно серьезное предложение...
- Кого вы представляете? - перебила Норма.
Мистер Стюарт смутился.
- Боюсь, что я не могу ответить на этот вопрос. Тем не менее заверяю вас: наша организация очень сильна.
- По-моему, вам лучше уйти, - заявил Артур, поднимаясь.
Мистер Стюарт встал с кресла.
- Пожалуйста.
- И захватите вашу кнопку.
- А может, подумаете денек-другой?
Артур взял коробку и конверт и вложил их в руки мистера Стюарта. Потом вышел в прихожую и распахнул дверь.
- Я оставлю свою карточку. - Мистер Стюарт положил на столик возле двери визитную карточку и ушел.
Артур порвал ее пополам и бросил на стол.
- Как по-твоему, что все это значит? - спросила с дивана Норма.
- Мне плевать.
Она попыталась улыбнуться, но не смогла.
- И ни капельки не любопытно?..
Потом Артур стал читать, а Норма вернулась на кухню и закончила мыть посуду.
- Почему ты отказываешься говорить об этом? - спросила Норма.
Не прекращая чистить зубы, Артур поднял глаза и посмотрел на ее отражение в зеркале ванной.
- Разве тебя это не интригует?
- Меня это оскорбляет, - сказал Артур.
- Я понимаю, но... - Норма продолжала накручивать волосы на бигуди, - но ведь и интригует?..
- Ты думаешь, это шутка? - спросила она уже в спальне.
- Если шутка, то дурная.
Норма села на кровать и сбросила тапочки.
- Может быть, какие-то исследования проводят психологи?
Артур пожал плечами.
- Может быть.
- Ты не хотел бы узнать?
Он покачал головой.
- Но почему?
- Потому что это аморально.
Норма забралась под одеяло. Артур выключил свет и наклонился поцеловать жену.
- Спокойной ночи.
Норма сомкнула веки. Пятьдесят тысяч долларов, подумала она.
Утром, выходя из квартиры, Норма заметила на столе обрывки разорванной карточки и, повинуясь внезапному порыву, кинула их в свою сумочку.
Во время перерыва она склеила карточку скотчем. Там были напечатаны только имя мистера Стюарта и номер телефона.
Ровно в пять она набрала номер.
- Слушаю, - раздался голос мистера Стюарта.
Норма едва не повесила трубку, но сдержала себя.
- Это миссис Льюис.
- Да, миссис Льюис? - Мистер Стюарт, казалось, был доволен.
- Мне любопытно.
- Естественно.
- Разумеется, я не верю ни одному вашему слову.
- О, все чистая правда, - сказал мистер Стюарт.
- Как бы там ни было... - Норма сглотнула. - Когда вы говорили, будто кто-то в мире умрет, что вы имели в виду?
- Именно то, что говорил. Это может оказаться кто угодно. Мы гарантируем лишь, что вы не знаете этого человека. И, безусловно, вам не придется наблюдать его смерть.
- За пятьдесят тысяч долларов?
- Совершенно верно.
Она насмешливо хмыкнула.
- Чертовщина какая-то...
- Тем не менее таково наше предложение, - сказал мистер Стюарт. - Занести вам прибор?
- Конечно, нет! - Норма с возмущением бросила трубку.
Пакет лежал у двери. Норма увидела его, как только вышла из лифта. "Какая наглость! - подумала она. - Я просто не возьму его".
Она вошла в квартиру и стала готовить обед. Потом вышла за дверь, подхватила пакет и отнесла его на кухню, оставив на столе.
Норма сидела в гостиной, потягивая коктейль и глядя в окно. Немного погодя она пошла на кухню переворачивать котлеты и положила пакет в нижний ящик шкафа. Утром она его выбросит.
- Наверное, забавляется какой-нибудь эксцентричный миллионер, - сказала она.
Артур оторвался от обеда.
- Я тебя не понимаю.
Они ели в молчании. Неожиданно Норма отложила вилку.
- А что, если это всерьез?
- Ну и что тогда? - Артур недоверчиво пожал плечами. - Чего бы ты хотела - вернуть устройство и нажать кнопку? Убить кого-то?
На лице Нормы появилось отвращение.
- Так уж и убить...
- А что же, по-твоему?
- Но ведь мы даже не знаем этого человека.
Артур был потрясен.
- Ты говоришь серьезно?
- Ну а если это какой-нибудь старый китайский крестьянин за двести тысяч миль отсюда? Какой-нибудь больной туземец в Конго?
- А если это какая-нибудь малютка из Пенсильвании? - возразил Артур. - Прелестная девушка с соседней улицы? (- ну, ясно, совсем другое дело. – germiones_muzh.)
- Ты нарочно все усложняешь.
- Какая разница, кто умрет? - продолжал Артур. - Все равно это убийство.
- Значит, даже если это кто-то, кого ты никогда в жизни не видел и не увидишь, - настаивала Норма, - кто-то, о чьей смерти ты даже не узнаешь, ты все равно не нажмешь кнопку?
Артур пораженно уставился на жену.
- Ты хочешь сказать, что ты нажмешь?
- Пятьдесят тысяч долларов.
- При чем тут...
- Пятьдесят тысяч долларов, Артур, - перебила Норма. - Мы могли бы позволить себе путешествие в Европу, о котором всегда мечтали.
- Норма, нет.
- Мы могли бы купить тот коттедж...
- Норма, нет. (а он чёткий, этот Артур Льюис: нет - и всё! - germiones_muzh.) - Его лицо побелело. - Ради бога, перестань!
Норма пожала плечами.
- Как угодно.
Она поднялась раньше, чем обычно, чтобы приготовить на завтрак блины, яйца и бекон.
- По какому поводу? - с улыбкой спросил Артур.
- Без всякого повода. - Норма обиделась. - Просто так.
- Отлично. Мне очень приятно.
Она наполнила его чашку.
- Хотела показать тебе, что я не эгоистка.
- А я разве говорил это?
- Ну, - она неопределенно махнула рукой, - вчера вечером...
Артур молчал.
- Наш разговор о кнопке, - напомнила Норма. - Я думаю, что ты неправильно меня понял.
- В каком отношении? - спросил он настороженным голосом.
- Ты решил, - она снова сделала жест рукой, - что я думаю только о себе...
- А-а...
- Так вот, нет. Когда я говорила о Европе, о коттедже...
- Норма, почему это тебя так волнует?
- Я всего лишь пытаюсь объяснить, - она судорожно вздохнула, - что думала о нас. Чтобы мы поездили по Европе. Чтобы мы купили дом. Чтобы у нас была лучше мебель, лучше одежда. Чтобы мы, наконец, позволили себе ребенка, между прочим.
- У нас будет ребенок.
- Когда?
Он посмотрел на нее с тревогой.
- Норма...
- Когда?
- Ты что, серьезно? - Он опешил. - Серьезно утверждаешь...
- Я утверждаю, что это какие-то исследования! - оборвала она. - Что они хотят выяснить, как при подобных обстоятельствах поступит средний человек! (- конечно, эксперимент. – germiones_muzh.) Что они просто говорят, что кто-то умрет, чтобы изучить нашу реакцию! Ты ведь не считаешь, что они действительно кого-нибудь убьют?!
Артур не ответил; его руки дрожали. Через некоторое время он поднялся и ушел.
Норма осталась за столом, отрешенно глядя в кофе. Мелькнула мысль: "Я опоздаю на работу..." Она пожала плечами. Ну и что? Она вообще должна быть дома, а не торчать в конторе...
Убирая посуду, она вдруг остановилась, вытерла руки и достала из нижнего ящика пакет. Положила коробочку на стол, вынула из конверта ключ и удалила колпачок. Долгое время недвижно сидела, глядя на кнопку. Как странно... ну что в ней особенного?
Норма вытянула руку и нажала кнопку. "Ради нас", - раздраженно подумала она.
Что сейчас происходит? На миг ее захлестнула волна ужаса.
Волна быстро схлынула. Норма презрительно усмехнулась. Нелепо - так много уделять внимания ерунде.
Она швырнула коробочку, колпачок и ключ в мусорную корзину и пошла одеваться.
Норма жарила на ужин отбивные, когда зазвонил телефон. Она поставила бокал с водкой-мартини и взяла трубку.
- Алло?
- Миссис Льюис?
- Да.
- Вас беспокоят из больницы "Легокс-хилл".
Норма слушала будто в полусне. В толкучке Артур упал с платформы прямо под поезд метро. Несчастный случай.
Повесив трубку, она вспомнила, что Артур застраховал свою жизнь на двадцать пять тысяч долларов, с двойной компенсацией при... (- экономный эксперимент. Самоокупаемый. – germiones_muzh.)
Нет. С трудом поднявшись на ноги, Норма побрела на кухню и достала из корзины коробочку с кнопкой. Никаких гвоздей или шурупов... Вообще непонятно, как она собрана.
Внезапно Норма стала колотить ею о край раковины, ударяя все сильнее и сильнее, пока дерево не треснуло. Внутри ничего не оказалось - ни транзисторов, ни проводов... Коробка была пуста.
Зазвонил телефон, и Норма вздрогнула. На подкашивающихся ногах она прошла в гостиную и взяла трубку, уже догадываясь, чей голос услышит.
- Вы говорили, что я не буду знать того, кто умрет!
- Моя дорогая миссис Льюис, - сказал мистер Стюарт. - Неужели вы и в самом деле думаете, будто знали своего мужа?

Рокировка

Оригинал взят у loboff в Рокировка
Среднестатистический петербуржец, когда заходит разговор о возвращении столицы в Питер, как правило начинает возмущённо махать руками и протестовать: "Да не дай боже! Да только этого нам тут и не хватало! Пусть они Москву поганят, а нам тут этого и даром не надо!" Однако же это не более чем кокетство, по принципу "не больно-то и хотелось". Кокетство это несомненно уже стало органичной составляющей питерского мировоззрения, и вот это "даром не надо" из людей вылетает в автоматическом режиме. И тем не менее, и за самим этим кокетством скрывается глубокая обида за случившееся почти сто лет назад понижение статуса.

Collapse )

Конспиг'ация и еще г'аз конспиг'ация (с)

Оригинал взят у alexispokrovski в Конспиг'ация и еще г'аз конспиг'ация (с)
(Интервью нового министра образования.)

- Ольга Юрьевна, ни в одном справочнике в вашей биографии не указано, в каком городе вы родились.

- Давайте это останется маленькой тайной. Я совершенно не могу понять, зачем это нужно знать. Моя жизнь прошла в Москве. Вот если вы узнаете, где я родилась, что вам это даст?


Таки Лондон? А чего тут такого? Это, наоборот, солидная рекомендация.

Вообще, страшно подумать -- что же это за место рождения такое, которое может компрометировать настолько, что это требуется скрывать. Ничего не приходит в голову.

Collapse )

Туттэй прово - 11. Кофейник и хвост Зубова, 1793/1795 - 1796.

Оригинал взят у wyradhe в Туттэй прово - 11. Кофейник и хвост Зубова, 1793/1795 - 1796.
Туттэй прово - 11. Кофейник и хвост Зубова, 1793/1795 - 1796

Директором Сухопутного кадетского корпуса Кутузов пробыл весь конец царствования Екатерины. Свою роль в раскладе он, конечно, отменно понимал. И роль эта не внушала ему больших надежд на будущее - скорее напротив. Чтобы уяснить этот парадокс, надо подробно описать плюсы и минусы его нового положения, а также материальную его сторону. Имеем:

- Екатерина выдернула его из армии в высшие сферы и включила в обойму из дюжины своих ближайших ставленников. Но - поставила его на очень второстепенное и отдаленное от нее место в этой дюжине (а с чего бы ей делать больше?), и почти до самого финала ее правления близости к самой Екатерине у Кутузова не было. Практически все ее царствование он провел на фронте, или в прифронтовой глуши, или в чужих странах, при дворе не появлялся, считай, вообще; Екатерина его ценила за умение, ум и заслуги, да за то добро, что сама ему делала в 1762, в 1775-1777, в 1787 и далее - но никакой личной "зацепки" применительно к ней, никакого персонального фавора у неё у Кутузова не было до такой степени, что когда в 1793 он хотел испросить земельного пожалования, просить ему пришлось не у самой императрицы, а через Платона Зубова (см. ниже); еще в 1791 она его на полгода ввергла в подозрение и полуопалу, без всяких причин с его стороны, просто по стечению бросающих на него подозрение обстоятельств - то есть знала его очень издалека (а вот Потемкин, знавший его ближе, уже таких подозрений в его адрес не питал). Назначение директором Кадетского корпуса в 1794 было делом существенным, но не имело ничего общего с "попаданием в случай": никто не считал, что этот пост как-то знаменует особый фавор государыни и никто не считал предшественников Кутузова на посту директора Кадетского корпуса как-то обласканными этой должностью - в самом деле, эти предшественники - Бецкой и Ангальт - "людьми в случае" не были.

- наследственное материальное положение Кутузова в 1790-х было довольно напряженным. В 1794 было у него на Псковщине ок. 430 душ, но жизнь в столице была дорога, был он хлебосолен, на обед зазывал много людей, имел пять дочерей, да еще из своих личных средств немало тратил на кадетский корпус и личные нужды самих кадетов (втайне от них самих, чтобы они по самолюбию и чести не отказались) - наследственное состояние его таяло, во второй половине 1790-х от 430 душ осталось 200 (земли с остальными были проданы), да и те заложены в казну. Хотя в 1793 этот процесс еще не начался, уже и тогда было совершенно очевидно, что жизнь его самого и всего его семейства в Петербурге обойдется ему, генерал-поручику, совсем не в те суммы, что обходилась жизнь семьи генерал-майора в Елизаветграде еще в начале 1791 г. Так что процесс был предсказуем.

- между тем спасибо, конечно, императрице за оказанное ему, Кутузову, доверие - но на какое будущее обрекало его взятие в высшие сферы в вспомогательной роли внутри последней обоймы Екатерины? Гнев против него со стороны "партии наследника" и самого наследника это взятие определяло автоматически, и точно - в уже упоминавшемся перечне людей названной обоймы сторонники наследника числили Кутузова скверным сменщиком хорошего Ангальта, а Суворова - людоедом и мясником Варшавы. Положение свое в армии Кутузов тоже потерял - лишних корпусов в России не было, коль скоро его сняли с корпуса и вообще из армии забрали в 1792, кто и на какой пост стал бы возвращать его в армию обратно? Все важные места там были и так заняты.
Между тем императрице было под 65 лет, здоровье ее приметно слабело, годы ее правления были сочтены; как к генералам, коих отличала и хвалила Екатерина, может отнестись Павел, тоже было понятно, а уж как он отнесется к человеку, которого Екатерина включила в свою ближайшую опорную группу, было еще понятнее. В том самом по себе маловероятном случае, что Екатерина успеет отстранить Павла от наследия, и Павел не предпримет успешного переворота, и на престоле действительно сядет юный Александр, - Кутузов тоже едва ли мог рассчитывать на что-то хорошее. Александр будет, конечно, подбирать себе собственную обойму, преимущественное влияние при нем будет иметь его воспитатель Николай Салтыков.

Иными словами, высокий взлет Кутузова грозил самому Кутузову в скором времени вылетом в безнадежную отставку на Псковщину, в имения общей численностью в 200-300 душ. Вот уж минуй нас пуще всех печалей... Между тем Кутузов знал, что службу служил честную, знаменитую и немалую, и что служит он уже десятки лет, и что до сих пор ничего на службе за эти десятки лет не нажил именно потому, что не о том думал, а о самой службе - причем служил все на участках трудных, дальних и бесхлебных, а на хлебные пристраиваться и не собирался. И вот, при таком прошлом оказавшись - уже пожилым по тому времени человеком, под 50 лет, перед перспективой потерять в скором времени (со смертью Екатерины) службу, не имея никакой серьезной недвижимости (что такое 200-300 душ на пять дочерей?), да вдобавок испытавший в 1791 - нач. 1792 немилость императрицы и хорошо знавший, как непрочны карьеры в этом мире, - Кутузов уже в 1792-1793 остро пожелал обеспечить себе материальную независимость на будущее, благо доверие императрицы открывало ему к тому пути. До того, как она его выдернула из армии в свои доверенные, он и не мог бы просить о земельных пожалованиях, - теперь возможности такие появились. Но просить имело смысл только, войдя в фавор у Платона Зубова. И завязав уже в конце 1792 / начале 1793 с ним какое-то знакомство, Кутузов приступил к обеспечению себе этого фавора.

Начало этого процесса от нас скрыто, но уже 9 августа 1793 года Кутузов обратился к Зубову с дороги в Стамбул с испрашиванием материального вознаграждения за заслуги - стало быть, к тому времени Зубова он к себе расположил (конечно, еще до отъезда в Стамбул, при личном общении в столице). Зубов отнесся к прошению благосклонно: по его представлению 2 сентября Екатерина пожаловала Кутузову 2000 душ (около 4 тыс. чел.). В 1794-95 Кутузов, уже директор кадетского корпуса, продолжал заискивать перед Зубовым, выстаивая у него в приемной и иной раз потчуя его самолично заваренным по турецкому образцу кофием (Кутузов должен был считаться тут знатоком - как раз потому, что долго пробыл послом в Стамбуле). Именно в 1794 о Кутузове как о "всенижайшем слуге" Зубова отзывается Безбородко. В феврале 1795 Екатерина прибавила к обязанностям Кутузова еще и командование силами на шведской границе - все равно он в Петербурге. В делах на этом направлении Кутузов тоже работал иной раз через Зубова (именно так он вытребовал специалистов для составления карты Финляндии).18 августа 1795 года - вероятно, не без влияния Зубова, - Екатерина пожаловала Кутузову еще 2667 душ (ок. 6 тыс. чел.). И не на скудной Псковщине, а на плодородной Волыни, в землях, завоеванных у Польши.

Надо сказать, что ни до 1793, ни после 1794/95 Кутузов никаких пожалований ни у кого не просил (не считая ходатайства 1775 г. о награждении - но нематериальном - за бой и ранение 1774 года) - это был первый и последний случай. В самом 1793-95 он просил только земельных пожалований - обо всем прочем не просил.

Однако и в кадетском корпусе, и в столичном обществе в целом это заискивание перед Зубовым - да еще на фоне противостояния обоймы Екатерины с партией наследника, - заработало Кутузову немало хулы. В соответствующих кругах прозвали его "кофейником". Кадеты как-то раз крикнули ему вслед: "Подлец [то есть низкопоклонник и льстец, а не "мерзавец"]! Хвост Зубова!" (он ничего кричавшим не сделал). При хорошем к нему отношении иной кадет негодовал, что герой войны так себя унижает. Вспоминает Сергей Глинка: "По выходе моем из [кадетского] корпуса, я при первом шаге в большой свет увидел, что буду в нем пришельцем и гостем. По приказанию милостивца нашего семейства Л.А. Нарышкина я напечатал в корпусной типографии упомянутую песнь Великой Екатерине, переплел в голубой атлас и представил ему первое мое печатное сочинение. В то же утро отправил он меня к князю П[латону].А.Зубову с майором Петровым, служившим при дворцовой конюшне. В приемной князя было уже множество лиц и в мундирах и во фраках. Нисколько не робея, но укрываясь от любопытных взоров, я стал в угол комнаты и закрыл шляпой мое сочинение, а мой услужливый путеводитель, как опытный знакомец с передними знатных, подбегал то к тому, то к другому с приветствиями и расспросами. Я много уже читал о передних временщиков и думал: чего от них добиваются? Сегодня они всё, а завтра вместе с их случайностью все исчезнет, и те самые раболепные поклонники, которые с такой жадностью ловили каждый его взгляд, первые забудут их. Кроме этого, кружились в голове моей и Рим, и Спарта, и Афины, где не знали передних и где, по словам одного французского поэта, "не нужно было ждать приказа молвить слово". Тут, нечаянно оглянувшись, я увидал М.И.Кутузова, который стоял недалеко от дверей. В то время от князя вышел камердинер с подносом и с пустой шоколадной чашкой в руках. Кутузов поспешно подошел к нему и спросил по-французски: «Скоро ли выйдет князь?» — «Часа через два», — отвечал с важностью камердинер. И Кутузов, не отступавший ни от стен Очакова, ни от стен Измаила, смиренно стал на прежнее место. Досада закипела в моем юном сердце; я подошел к Петрову и сказал: «Я не стану более ждать!» Оторопев от этих слов, Петров спросил: «А что же я доложу Льву Александровичу [Нарышкину]?» — «Что вам угодно, — отвечал я, — Кутузов, герой Мачинский и Измаильский, здесь ждет и не дождется, а я что такое?» И я ушел.
Часу в шестом вечера пришел я к Нарышкину. Он сидел на софе с каким-то незнакомым человеком: то был Державин. Увидев меня, Лев Александрович захохотал и сказал: «Гаврило Романович! Посмотрите, вот этот Вольтеров Гурон, который убежал из приемной князя [Зубова], он затеял там высчитывать послужной список Кутузова. Понатрется в свете — перестанет балагурить».

В последний год правления Екатерины (конец 1795 - 1796) Кутузов через Зубова был, наконец, введен в ее личное окружение, она его иной раз день за днем подряд приглашала в свое общество в числе ряда других приближенных (но на тебе, как раз этим Кутузов ничего себе не добывал и не добыл).

Итак, из двух крыльев последней екатерининской дюжины - зубовского и безбородкинского - Кутузов прочно вошел в зубовское. Однако эти крылья не успели друг с другом даже и побороться: 6 ноября 1796 Екатерина неожиданно умерла, не успев поставить Александра наследником, успев поделить Польшу и едва-едва успев начать победоносный поход в Закавказье, на Персию. Александр и не думал претендовать на власть, к акции в его пользу не было ничего подготовлено. Безбородко прощупал почву у сановников, не нашел ни малейшей готовности стоять за эту волю Екатерины, в Платоне Зубове не нашел ничего, кроме плача и паники (а Николай Зубов с перепугу сам полетел в Гатчину звать Павла на престол, надеясь хоть этим отвратить его гнев на Зубовых) - и сдал планы передачи престола Александру примчавшемуся из Гатчины Павлу. Планы были уничтожены, Павел признан новым императором.

Прод. след.

***

Ну и так, переходя к "правоохранному" дыкарству - http://www.ntv.ru/novosti/1652599/
Пакистанизация что Европы, что местной акватории - зрелище любопытное.

Чески-Крумлов.

Оригинал взят у vasilegori в Чески-Крумлов.
Вместо  Чески-Крумлов,вообще то планировали посетить Австрийский городок  Цветтл,но прибыв туда убедились, что погода была не ахти,как и прогнозировал гугель (моросил мелкий дождь),поэтому было принято решение "махнуть в соседнюю Чехию,а точнее в красивейший городок Чески-Крумлов,здесь погода нас не подвела,правда было ветрено.

2R0O8501.jpgCollapse )


Теория заговора, старая Власть и божественное право королей

Оригинал взят у palaman в Теория заговора, старая Власть и божественное право королей
Эта заметка относится к циклу "Теория Власти". Смотрите Оглавление цикла.






Размышляя над словами Писания "нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены", я окончательно осознал, что тут речь идет не (только) о Власти, но об Управлении, о Божественном управлении миром. Естественно, и ко Власти это тоже относится, потому что любая человеческая Власть есть всего лишь часть этого огромного механизма управления. Исключение из этого правила лишь одно. И это позволяет мне окончательно стряхнуть с себя всякий излишний пиетет и подойти к вопросу о Власти к позиций безжалостного христианского рационализма.
Рационализм - блудный сын христианства, и ему суждено рано или поздно вернуться на лоно отца, потому что тупое прямолинейное отрицание мистики рано или поздно приведет его в тупик. Христианский рационализм ничего не отрицает, а просто каждой вещи назначает подобающее место под солнцем, самой мистике давая насквозь рационалистическое объяснение. Что такое чудо? Это всего лишь деятельность разумной, но при этом нечеловеческой силы. Материалистический рационализм, отрицая возможность чуда, постулирует, что в мире нет иного разума кроме человеческого, и продолжая двигаться в этом направлении сам себя загоняет в тупик, ведь нет другого способа рационалистически объяснить само возникновение человеческого разума, кроме как допустив возможность и даже необходимость появления разума нечеловеческого, а значит, и необходимость наличия космических чудес, о чем я подробно говорил недавно.

Неудивительно, если теория Власти вызывает ассоциации с теорией заговора. Ведь мы говорим, что реальный механизм Власти основан на личных знакомствах, на приватном контакте людей Власти. Мы говорим, что государственные властные институты есть всего лишь механизм управления, всего лишь "планктон", ресурс, питательная среда для реальной Власти, а сама Власть - это неформальные властные группировки, которые борются между собой за контроль над этими механизмами. А значит, по-настоящему важные политические события происходят не на официальных саммитах, а в беседах с глазу на глаз, далеко за пределами досягаемости СМИ. Приватные отношения - это нечто трудно наблюдаемое, и потому любитель таинственного в политике найдет в теории Власти питательную среду для своих размышлений.

Но все-таки между любой теорией заговора и теорией Власти есть принципиальная грань, разграничительная линия, которую можно провести с предельной четкостью.
Заговор - это соглашение многих. Когда встречаются и договариваются между собою два человека - рано говорить о заговоре. Даже самые суровые латиноамериканские диктаторы, опасавшиеся заговора, ограничивались законами типа по трое не собираться. Запретить парные контакты невозможно, ведь для этого надо было бы, в конце концов, разрушить саму семью (муж и жена - это пара!) и окончательно превратить мир в казарму. )))

Между тем, теория Власти говорит именно о паре (сюзерен/вассал) как основной ячейке Власти. Таким образом, запрещая собираться по трое, латиноамериканские диктаторы уничтожали саму возможность возникновения заговора, но не исключали тем самым возможность существования Власти! Парадокс? Но для успешного функционирования властной группировки не нужны тайные сходки и конференции, для неё достаточно возможности общаться с глазу на глаз. Таким образом, казарма и только казарма, абсолютная публичность частной жизни способна технически ограничить возможность существования и функционирования Власти.

Итак, Власть - это не заговор. Это всего лишь невинное общение двух близких, хорошо знающих друг друга людей, да.
Но тут есть у теории Власти одно неустранимое слабое место, связанное с вопросом о том, как эта самая Власть возникает.
Если я хочу стать человеком Власти, если я сознаю, что это значит стать вассалом, то я ищу человека Власти, члена властной группировки, то есть, человека, имеющего сюзерена. Ну, или человека, хотя и не имеющего сюзерена, зато имеющего вассалов. Словом, члена властной группировки. И тут возникает страшная проблема: что раньше, курица или яйцо? Каким образом возникает Власть?  как простой смертный человек может стать человеком Власти, как он сможет завести себе самого первого вассала (а дальше уж дело как-нибудь авось и пойдёт!), не имея перед эти ни вассала, ни сюзерена. Как вообще Власть может возникнуть из ничего?

Размышляя об этом, невольно скатываешься к теории заговора. Действительно, если вначале соберутся несколько единомышленников и образуют клику, то она, эта клика, самая по себе уже будет зародышем Власти. Как я написал об этом в прошлый раз, размышляя об этом, первоначальная клика так же непохожа на Власть как гусеница непохожа на бабочку! Власть - это система парных контактов, в которой исключены циклы. А клика - это группа, в которой каждый связан с каждым! Натуральный заговор!

В этот момент сторонник теории заговора может торжествовать! Всё-таки и теория Власти не может обойтись без заговора! И значит, латиноамериканские диктаторы могут спать спокойно!

Но есть и другая возможность. Первоначальная связь сюзерен/вассал может иметь своей основой выдающиеся качества будущего короля, особую его харизму, на природу которой я прозрачно намекнул в заметке Теория Власти и гипноз.
Говоря на языке мистики, король в этом случае не "голый" в шахматном смысле, он таки имеет сюзерена, только сюзерен этот - не человек, а дух. И вассал ощущает присутствие этого духа, и присягает, в сущности, не человеку, а духу, присутствие которого ощущает в бессознательном короля. И через эту присягу сам становится причастным тому же духу, и вассалы этого вассала так же ощущают его присутствие.
Кому не нравится язык мистики, может попробовать описать то же самое чисто "рационалистически", через особую "уверенность в себе", нечеловеческое бесстрашие, "отмороженность" или психопатию, присущую в этом случае королю.
Всё это лишь два разных способы обозначить словами одно и то же, один и тот же феномен, который кому-то из читателей наверняка доводилось наблюдать в жизни. А кому не доводилось, тот может, для примера, посмотреть Чёрные паруса - недетский сериал, практически целиком посвященный теме Власти, в котором Власть на простейших примерах обсасывается во всех подробностях и со всех мыслимых и немыслимых сторон. Там не описываются большие властные группировки, а именно маленькие, максимум в два-три этажа - как раз такие, которые никак не могут обойтись без клики (=заговора), либо мистики. Мистике Власти этот сериал и посвящен, но о нём лучше сказать не мимоходом, а специально, не торопясь и со вкусом. Скажу лишь, что это приквел (=предисловие) к стивенсоновскому "Острову сокровищ" и главным героем тут выступает тот самый Флинт, самое имя которого головорезы Стивенсона не могли произносить без содрогания. И что Вы думаете, кем же был этот чудовищный монстр! Интеллигентом, умницей, английским морским офицером, который по некоторой причине смертельно разобиделся на английских пэров и сделался королем пиратов. Вернее, не сделался, а лишь подготовил почву для короля... но пока хватит об этом.

Как же может возникнуть Власть, если не прибегать для объяснения ни к теории заговора (=клики), ни к мистике "божественной" харизмы короля?

В этой заметке я хочу выдвинуть смелую гипотезу: никак! Во всяком случае, лично мне не приходят в голову никакие другие варианты генезиса Власти. На этом этапе развития нашей теории уже понятно, чем Власть живет, как она растет, чем дышит и питается. Но вопрос о том, как Власть рождается остается пока почти совершенно открытым. Перечисленные два варианта - это всё, что я могу пока предложить читателю. Да гипотезу, что "третьего не дано".

Зато взамен могу предложить неожиданный ход мысли: а что, если серьёзная большая Власть на земле давным-давно уже не возникает? А что, если крупная Власть на земле давно уже старая. Если и заводятся новые властные группировки там, где почему-либо завалялся не прибранная к рукам масса ресурсов управления - неважно, как заводятся, от мистики ли, путем заговора или просто от сырости, непредусмотренным мною "третьим путем" - всё равно старая Власть их отслеживает и методично поедает.
Допустим даже, умный читатель придумает третий, а то и четвертый вариант, как могут сформироваться "с нуля" первые несколько этажей Власти (а больше и не надо, дальше "сама пойдет"!). Пусть даже эта Власть начнет успешно расти, поглощая новые и новые ресурсы и вербуя новых и новых вассалов для управления ими! Как ей, молодой да зеленой, противостоять старым и страшным крокодилам, сформировавшимся и выросшим в эпоху динозавров? Не обречена ли она априори на гибель в конкурентной борьбе со старыми и опытными хищниками?

Но если так, то и вопрос о возникновении Власти становится чисто академическим. Так ли уж нам интересно изучать бабочек-однодневок? Ведь наш прицел - по крайней мере, лично мой! - на изучение Мировой Элиты, самых верхних этажей Власти на этой планете.

А раз так, то становится полностью актуальным рассуждение из Крэб, Гойл и главная тайна аристократии: вскарабкаться на самую-самую вершину Власти в течение одной человеческой жизни невозможно, а значит, там на вершинах обретаются лишь те, кто научился передавать Власть по наследству. Теперь, когда мы знаем суть Власти, мы может предельно точно сформулировать, что именно передается там по наследству: властные отношения, то есть роли вассал/сюзерен! Кто не умеет передавать своим детям (шире - преемникам) своих вассалов и - главное! - своего сюзерена, у того дети/преемники вечно будут начинать всё сначала, с нуля.
А если так, то там наверху, на самых верхних этажах мировой Элиты, мы не можем ожидать никого кроме аристократов, то есть, по определению, людей, которые во Власти рождаются, во Власти воспитываются, там же живут и умирают, передавая свое место во Власти своим детям (шире - преемникам).

[А как же все-таки появилась Власть?]Внимательный читатель, конечно, заметил, что я так и не дал ответа на вопрос о зарождении Власти, а всего лишь прикрыл его туманным "это было давно". То есть, я поступил так же, как поступают сторонники теории эволюции, когда оказываются перед вопросом о возникновении жизни. "Это было так давно, что... за миллиарды лет могло случиться всё, что угодно". Старая Власть - это динозавр, вопрос о зарождении которого без остатка тонет в глубине веков.

Итак!


Вот такая вот мне видится альтернатива, друзья:
если исходить из теории Власти, упорно отбрасывая при этом теорию заговора во всех её модификациях, если так же упорно отбрасывать при этом мистику с её сведением вопроса о происхождении Власти к вмешательству высших сил, то приходится сделать вывод, что искомый нами "икс" под названием "мировая элита" - это не жиды и не масоны, не банкиры и не спецслужбы, а старые добрые аристократы - люди, умеющие передавать место во Власти по наследству.