June 11th, 2015

"Сама пятая"

Оригинал взят у shpilenok в "Сама пятая"


Что делают в это время года на Камчатке медведицы с сеголетками? Где сейчас Чапай?  Обычно такие семьи отсиживаются  на недоступных человеку и крупному тяжелому медведю-самцу крутых склонах гор, на снежниках, на скальниках. С крыльца своей хижины через качественный двенадцатикратный бинокль я  наблюдаю одновременно  за пятью такими семьями, но подойти к ним при здешней погоде (туман может накрыть в любую минуту) и без специальной альпинистской подготовки малореально.
Collapse )

Стопами Тацита

Оригинал взят у legatus_pretor в Стопами Тацита
Поскольку не столь давно мы закончили историю Юлия Цезаря, настало время переходить к эпохе Империи и Октавиану Августу.

Сегодня - о попытке завоевания Германии, Тиберий, Друз и разгром в Тевтобургском лесу.

Рим почти достиг апогея своей славы, но в катастрофе «германской политики» Империи прозвучали первые нотки, свидетельствующие о неизбежном падении Империи. Именно германцы несколько столетий спустя поставят точку в истории величайшего государства Средиземноморья.


  • qebedo

Почему он мне нравится

Почему я считаю Артура Уэлсли, герцога Веллингтона, образцом полководца (и военначальника) для всех времен и народов?
1. Несомненный военный талант. Веллингтон принадлежит к тем немногим полководцам, которые не терпели больших поражений. Да, была неудачная ночная стычка с батальоном в Индии, была неудачная осада в 1811 году Бадахоса и в 1812 году Бургоса. И последняя даже имела довольно серьезное влияние на ход кампании 1812 года. Но всё-таки Железного Пэра никто никогда не громил, и ни один генерал не может хвастаться званием "победитель Веллингтона".
2. Терпение и труд. Еще одно редкое качество - ни про одну победу Герцога нельзя сказать "ему повезло". Все сражения, им выигранные - "трудовые", где стратегическое маневрирование до боя, умелый выбор позиции и грамотное управление войсками в бою приносили свои плоды. Ни разу не видим мы его, бросающегося в рискованную авантюру с криком "Мы англичане, с нами военное счастье!". Нет, Веллингтон всегда уверенно вставал на позицию с кучей преимуществ, и у противника был только один выбор - играть на его условиях, либо отступить без боя (и такое случалось).
3. Умение выделить главное. Пэр всегда был равнодушен к "тупым" сторонам военной службы, типа безжалостного дрилла или сверкающих под солнцем мундиров. Его заботой было, чтобы солдат всегда был сыт, обут, одет и снабжен припасами. А какой при этом был цвет штанов в батальонах и насколько лихо они отдают салют при параде - это всегда оставляло его глубоко равнодушным.
4. Умение работать с самым некачественным материалом. Герцог пару раз высказывался нелестно о своих солдатах - в моменты раздражения их необузданным свинством, вроде резни в Бадахосе или Сан-Себастьяне. Но он никогда не клянчил у правительства "лучшие куски" - половину его армии всегда составляли какие-то мало обстрелянные португальцы, испанцы или немцы с голландцами. Однако Веллингтону удавалось юзать их так, будто они были первоклассными солдатами, и получать от них максимум того, что они могли сделать.
5. Политический талант. Железный герцог не участвовал в интригах и смог сохранить свою репутацию от больших пятен (мелкие и средние при его профессии бывают неизбежными, увы). Но это не означало, что он полностью игнорировал политические расклады. Во-первых, для генерала, постоянно командующего армиями с половиной союзных контингентов, это просто невозможно - приходилось находить общий язык и с грандами, и с хунтами, и с кучей дипломатов и придврных. Во-вторых, Герцог прекрасно понимал свою зависимость от английской политики и от парламента - стоило ему потерпеть всего одно поражение, и война на Полуострове закончилась бы под возмущенные крики депутатов палаты общин. Так что Пэру пришлось освоить тонкое искусство "скармливать" им только нужную инфу и в рассчитанных объемах.
6. Вообще-то, он победил Буонапарте. Да вот, так сложилось - в очном противостоянии решился вопрос "кто круче". Кстати, не только Буонапарте - Веллингтон победил Сульта, Виктора, Журдана, Массену, Мармона. А это тоже были "не последние люди своего времени". Так что стабильность - признак мастерства...



"А скажут, д'Артаньян, скажут, что нас было четверо!"

Оригинал взят у george_rooke в "А скажут, д'Артаньян, скажут, что нас было четверо!"
Немного по битве на Абукире.
Все-таки дьявол как всегда в деталях.
Французы имели 13 ЛК и 4 ФР.
Из 13 ЛК три - "Герьер", "Суверен" и "Конкеран" - корабли еще флота Людовика XV, соответственно 1753, 1756 и 1747 годов постройки, служившие БЕЗ ПОЛНЫХ ТИМБЕРОВОК. Два из них к 1780-м были переведены в блокшивы, а "Конкеран" использовался в качестве склада для бочек пороха в Тулоне. Более того, все три корабля были так плохи, что на них в 1798-м поставили фрегатское вооружение (18- и 12-фунтовки), поскольку боялись, что залпы линкорного калибра просто развалят корабли. И тем не менее уже в начале боя залпы даже этих пушек ломали гнилые доски, и восемь пушек соскочило с посадочных мест и каталось по палубе, круша и убивая все вокруг (см. статью Микеле Батести "Абукир. Стратегические последствия", журнал "Revue du Souvenir Napoléonien", 1998-1999 год, номер 421).
Если вы помните, "Герьер" и "Конкеран" как раз стояли впереди французской колонны, и на них упал первый удар англичан. То есть мы имеем дело с чистой системной ошибкой Брюэса - однозначно в авангард, ожидая атаки, нужно было ставить самые мощные и устойчивые к огню корабли, то есть если не флагман - 120-пушечный "Орьян", то хотя бы 80-пушечники "Франклин", "Жилльом Тель" и "Тоннан".
map01large
Далее, давайте посмотрим на это изображение, и особое внимание обратим на направление ветра. Французская линия стоит почти в идеальном порядке с северо-запада на юго-восток, и дует северо-северо-западныйветер, то есть ветер дует ПАРАЛЛЕЛЬНО ЛИНИИ, ПРИЖИМАЯ ЕЕ К БЕРЕГУ.
Теперь обратите внимание на последние три корабля - "Вильгельм Тель", "Тимелеон" и "Женеро". Расскажите мне, КАКИМ ОБРАЗОМ они могли прийти на помощь авангарду и центру с учетом устойчивого северо-восточного ветра? Более того - они вообще просто поставлены в мышеловку, ибо даже поворот на восток при таком ветре - нетривиальная задача, а это единственный выход, ибо движение вперед их сносит к берегу и выносит на мель, не говоря уже о возможности разворота с западной стороны.
Причем и "Вильгельм Тель", и "Тимелеон" ПЫТАЛИСЬ подойти ближе к кораблям центра, но как только они поднимали паруса и топсели - их начинало сносить к берегу, на мели. Естественно корабли опять становились на якорь, и спускали паруса.
То есть это ВТОРАЯ СИСТЕМНАЯ ОШИБКА БРЮЭСА. Причем тот же Вильнев перед боем предлагал выстроить эскадру буквой "V", как издревле делалось при обороне в бухте. Брюэс в весьма грубой форме высмеял своего коллегу и отказался.
Поскольку атаки со стороны берега не ожидалось, почти на всех кораблях левый борт был загроможден тюками, мебелью, дровами, припасами, то есть когда англичане атаковали корабли с левого борта - они просто стреляли по мишени. Французы ответить оттуда  не могли.
Это то, что Брюэс однозначно мог исправить. Но были вещи, которые он не мог исправить в принципе.
"У меня в команде матросы не менее 13 национальностей, часть из матросов просто не знает французского языка" - жалуется командир "Тимелеона" Леон Трулле. При этом экипаж "Тимелеона" считался на Флоте Леванта мононациональным.
Более того - матросы на французских кораблях как раз к 1 августа 1798 года уже 9 месяцев не получали жалование. Вообще. И было совершенно неизвестно, когда его получат.
Перед выходом экспедиции Наполеона в Египет командование Флота Леванта самовольно сняло с кораблей 1600 хороших матросов, и заменило их инвалидами, увечными, каторжниками, дезертирами, больными. Добрый такой подарочек эскадре, которую командование еще до ее выхода в море считала списанной в утиль.

И тем не менее, расклад Абукира до 19,30 был совершенно неясен. "Герьер" и "Конкеран" даже фрегатными орудиями нанесли очень большие повреждения английским кораблям, многие англичане вообще потеряли весь рангоут, 120-пушечный "Орьян" вообще стал скалой, об которую раз за разом разбивались английские атаки. И лишь взрыв "Орьяна" в 19,50 от рухнувшей в открытый погреб горящей мачты оказался переломным моментом битвы.

Да, и на сладкое. При Абукире Нельсон был ранен в 20.30, а далее бой возглавил Джеймс Самарец (а бой, на минуточку, длился 1-2 августа, то есть Самарец командовал эскадрой большую часть Абукирского сражения), тот самый, который потом, в 1808-м, двумя кораблями гонял ссаными тряпками по Балтике русскую эскадру Ханыкова.

Ещё о виза-вейвере в США – про две маленькие гордые страны

Оригинал взят у antinormanist в Ещё о виза-вейвере в США – про две маленькие гордые страны
Когда делал пост про статистику отказов в визах США, оживлял данные по виза-вейверу. И обнаружил пару любопытных новостей полугодовой давности.
Collapse )