fomasovetnik (fomasovetnik) wrote,
fomasovetnik
fomasovetnik

Category:

Ответ Черчилля, июнь 1943

Оригинал взят у wyradhe в Ответ Черчилля, июнь 1943
Ответ Черчилля, июнь 1943

Ответ Черчилля передал в июне Валленбергу Мортон. Валленберг подробно записал свой разговор с ним (по-шведски) и передал через брата всю эту информацию Гёрделеру (вероятно, в том же июне). Вот та часть запись Валленберга, где излагается то, что Черчилль хотел передать через Мортона и далее по цепочке Гёрделеру - Беку:

"Д.М. [Мортон] пояснил, что взгляды У.Ч. [Черчилля] на ведение войны не могут рассматриваться как неумолимые или описываться как "до горького конца" [Германии]. Цели войны ясны. Нацистская Германия должна быть разгромлена, и на этот раз на границе не остановятся, а оккупируют Германию [если она останется нацистской]. Однако Д. хотел бы отметить, что У.Ч. всегда высказывался о Германии умеренно, никогда не приравнивая нацистов к немецкому народу, будь то публично или в любой другой форме. К сожалению, ни Иден, ни Рузвельт не настолько сдержанны. Сталин, с другой стороны, провел очень четкое различие между Гитлеровской Германией и германцами вообще и даже зашел так далеко, что описывал немецких солдат как [анти]гитлеровцев в последних русских бюллетенях. Для У.Ч. цель в том, чтобы выкорчевать гангстерское правление нацистов, которое ввергло мир в эту войну и принесло разрушение, угнетение и беззаконие большой части Европы и сотрясло весь мир. Пока нацистская система будет преобладать или пока сохранялся бы шанс, что она будет восстановлена, не может быть будущей безопасности в отношениях между народами и, таким образом, не будет оснований для реконструкции мира и для экономической и социальной безопасности народов. Поэтому невозможно принять [сейчас] [определенное] отношение к вопросам, задаваемым немецкими революционными кандидатами о реакции союзников на Германию, очищенную от Гитлера и его банды движением во главе с генералами, государственными должностными лицами, промышленниками и профсоюзниками. Надо "подождать и посмотреть". Посредством свои достижений в различных областях революционное движение [, победив,], должно будет показать миру, что оно отверглось от злоупотребления силой и беззакония как силовых средств и от нацизма как религии и школы, в духе которой воспитывается немецкая молодежь. Думать, что Союзники дадут какое-либо благословение или одобрение любому роду анти-гитлеровского или анти-нацистского движения заранее, невозможно. Равно невозможно ожидать, что Союзники [загодя] дадут какие-то обязательства устранить требование безоговорочной капитуляции, если революция окажется успешной. В этой связи Д.М. коснулся допросов плененных германских генералов, которые практически все являются анти-нацистами, хотя и различной степени и оттенка, но, тем не менее, верны кодексу чести германской армии, что, по-видимому, означает отказ от любого участия в попытках свержения правящего режима. [Далее говорится, что нацисты отбирают в свои структуры патологически преступно-садистские элементы и воспитывают их сами] Какой курс будет принят новыми хозяевами Германии касательно экстерминации этих опасных элементов? Несомненно, продолжал Д.М., для Германии, Союзников и будущего всего мира было бы лучше, если бы германцы сами навели порядок в своем доме, призвав тех, кто виновен, к ответу. Позиция Союзников будет зависеть в сильнейшей степени от того, каким образом будет проводиться чистка, и от того, какими окажутся принципы новой немецкой конституции и церковной деятельности. Союзники полностью отдают себе отчет в неудобстве и рисках, которые появились бы, если бы виновных германцев призвали бы к ответу иностранные нации. Конечно, [сейчас] трудно сказать, сможет ли революция доказать, - в течение трех или шести месяцев в зависимости от
как быстро и тщательно могло бы быть выполнено реструктурирование, - что она [действительно] ввела демократический режим, доброкачественную судебную система, школьные реформы, а также свободу религии и речи. Кроме того, трудно [заранее] сказать, создаст ли это необходимые условия для того, чтобы воюющие стороны достигли урегулирования, не требуя от
Германии безоговорочной капитуляции. Д.M. знал, что У.Ч. был бы готов
поддерживать именно такую ​​линию действий [не требовать безоговорочной капитуляции] при условии, что новый немецкий режим будет вызывать в нем доверие. Лейбористы и ванситтартисты - против. Д.М. полагает, что общественное мнение как в Великобритании, так и в США быстро склонится к тому, чтобы уладиться, если германцы [после переворота] заявят [делом] свою волю к миру, готовность к эвакуации оккупированных территории, приостановят подводную войну, введут местное и гражданское внутреннее управление на оккупированных территориях, поддерживать международную организацию по установлению мира, разоружатся до степени, нужной для обороны и примут оборонительную стратегию на то время, пока еще будет идти война, выполняя параллельно внутренние преобразования. Наверняка фактором, способствующим всему этому [подходу], явилось отношение руководящих лиц к России, намерения и политику которой они наблюдают с большим, но скрываемым недоверием [это предложение - ремарка от самого Валленберга]. В ответ на мой последний вопрос, считает ли Д.М. мирное соглашение без безоговорочной капитуляции невозможным, он категорически ответил, что нет [т.е. заверил, что в принципе оно возможно]. У.Ч. не желает продолжать войну без необходимости, ради самой войны. Самое главное - уничтожить нацизм и создать гарантии для прочного мира в будущем. В ответ на мой вопрос Д.M. также заявил решительно, что все бомбардировки территорий, подконтрольных восставшим [против Гитлера германским силам], будут остановлены, как только они [англичане] будут обеспечены надлежащей и достоверной информации о ситуации. Д.М. сказал, что ему не нужно и запрашивать об этом предмете Черчилля. Это вне вопроса.
Он понимал важность того, чтобы попытаться избавить человечество от дальнейших страданий. Я
объяснил, что вряд ли можно ожидать, что немецкие генералы, будучи патриотами, станут
помогать свергать режим Гитлера на основе таких неконкретных заявлений, учитывая,
насколько рискованно такое предприятие как для них, так и для Германии; ведь это могло бы привести к гражданской войне или, в случае успеха, к возможному принятию безоговорочной капитуляции как неотменяемого условия. В ответ Д.М. сказал, что более обязывающие заявления [со стороны Англии], вероятно, не могут быть получены ни при каких обстоятельствах. Он признал, однако, что восстание в Германии, независимо от результата, было в интересах Союзников.[...]"

Tags: история Европы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments