fomasovetnik (fomasovetnik) wrote,
fomasovetnik
fomasovetnik

Британские предложения Беку - Гёрделеру по завершению войны при перевороте, июнь 1943- 1

Оригинал взят у wyradhe в Британские предложения Беку - Гёрделеру по завершению войны при перевороте, июнь 1943- 1
Британские предложения Беку - Гёрделеру по завершению войны при перевороте, июнь 1943

Любопытный и малоизвестный эпизод.

1. Введение.
Поражение под Сталинградом уже в декабре 1942 вызвало у группы Бека - Гёрделера надежды на то, что теперь удастся привлечь командующих Остфронта к идее военного переворота - должны же они были видеть, что война проиграна. На тот момент заговорщики на практике располагали ничтожными силами. Вицлебен, ранее командовавший на Западе, давно был уволен Гитлером в отставку; Тресков в штабе ГА центр поставил себе в прочное распоряжение группы Бека-Гёрделера с давнего времени; Клюге - комгруппарм Центр - при встрече с Гёрделером под Смоленском (июль, август или ноябрь 1942) в целом выразил готовность участвовать в действиях против Гитлера, но известил Бека письмом о том, что Гёрделер ему своим натиском не понравился, и что он хочет быть понятым без преувеличений (= готов работать с Беком - Гёрделером, но оставляет за собой свободу рук в каждом случае и заранее не дает обязательств выполнять их пожеланий. Это очень разочаровало Гёрделера, которому Бек все это изложил, когда тот добрался в Берлин: письмо Клюге достигло Бека еще раньше); в ноябре 1942 Ольбрихт, заместитель командующего Запасной армией (ценна была тем, что части ее размещались в Берлине и иных местах самой Германии), встретился с Тресковом, обсудил с ним необходимость устранять Гитлера и присоединился к группе Бека-Гёрделера. Однако опираясь только на союзного комгруппарма Центр и замкомандира Резервной армии, переворот учинять было невозможно.

Между тем с военной точки зрения уже в ноябре 1942 проигрыш войны был ясен: Германия так и не смогла овладеть Кавказско-Ближневосточно-Иранским ареалом (наступление на Кавказе и Волге захлебнулось полностью, англичане в Египте отбились от Роммеля и перешли в контрнаступление) и лишить тем самым СССР нефти, а дальнейшее было делом времени. Когда обнаружилось, что СССР вовсе не "истощен" и определился разгром на Волге, Бек-Гёрделер решили, что теперь есть хорошие условия уговорить командующих группами армий Остфронта свергать Гитлера (а их совокупным действиям едва ли кто мог бы противостоять) и задумали так называемый "сталинградский путч". По этому плану Паулюс должен был бы капитулировать в Сталинграде со всей своей армией, одновременно обратившись к нации и армии с разоблачениями Гитлера и призывом его свергнуть, а по этому призыву командующие Остфронта - по крайней мере главные, Клюге и Манштейн (а лучше бы еще и остальные - Вейхс с Кюхлером), - объявили бы об отказе в повиновении Гитлеру, после чего он, предполагалось, легко был бы изолирован и низвержен.
Осталось уговорить всех участников. Клюге сыграть свою роль в этом сценарии согласился. Паулюсу на рубеже 1942/43 Бек отправил в Сталинград письмо с сообщением о заговоре, призывом помочь ему и предложением осуществить все только что изложенное. Это письмо Бек переправил через своих людей в Сталинград на одном из самолетов люфтваффе, все еще летающих в окруженный город и обратно с доставкой грузов и вывозом раненых. Паулюс ответил категорическим отказом. Независимо от этого Манштейн ответил Беку также отказом, написав, что "война не проиграна, пока ее не признаешь проигранной".

Замысел пришлось перестраивать на ходу. Новый план Бека-Гёрделера состоял в том, что Клюге и Манштейн полетят в Ставку Гитлера обсуждать военные дела и там потребуют от него отказа от военной власти (= отказа от власти вообще), а если он не согласится, что было достаточно очевидно - тут же откажут ему в повиновении (естественно, подготовив соответствующие силы в обеспечении этого отказа), если не как правителю, и не как главнокомандующему вермахта, то крайней мере как главнокомандующему сухопутных сил (= как командующему по части военных действий на Востоке), и тем самым фактически конституируют новую военную власть (вслед за чем заговорщики собирались предпринять дальнейшие шаги в Берлине). Уговорить все-таки Манштейна принять в этом участие поручалось Клюге. Клюге согласился на такой совместный демарш с Манштейном и на то, чтобы уговорить Манштейна на этот демарш. Гизевиус кратко показывал в Нюрнберге об этом: "Мы связались с фельдмаршалом Клюге, а он в свою очередь - с Манштейном. На этот раз обсуждения достигли такого развития, что Клюге решительно заверил нас [группу Бека - Гёрделера; это 'решительно заверил' - конечно, только в преувеличенной передаче Гёрделера, от которого это слышал Гизевиус, что он cклонит на свою сторону фельдмаршала фон Манштейна во время встречи [с Гитлером], твердо назначенной [им] на определенную дату в Ставке фюрера". Это очень суммарное изложение. Заметим, что и из его выражений видно, что Манштейн пока не очень поддавался. И в самом деле, 26-27 января к нему летали заговорщики Фельгибель и Штауффенберг (от всей группы Бека-Гёрделера) склонять его к отстранению фюрера от власти, но тот отказался. Заговорщики также запрашивали Клюге, нельзя ли все-таки начать военный переворот на самом Остфронте или с участием Остфронта. 21 января Клюге ответил им отрицательно через Трескова: "1. Не участвую в акции 'Фиаско'. 2. Равным образом в акции против Гитлера. 2. Ничего не сделаю против вас, если _начнется_ ". 1 февраля один из заговорщиков (Кайзер) записал в дневнике со слов Гёрделера: "Большая четверка [Кюхлер, Клюге, Манштейн, Вейхс - командующие Остфронта] отказались. Момент еще не созрел. Они хотят, чтобы ребенок поглубже упал в колодец. Гёрделер очень потрясен ответом Клюге". А вот с возможностью ставить вопрос об отдалении Гитлера от военного командования дело обстояло лучше: Манштейн перед Клюге на рубеже января - февраля по крайней мере выражал какую-то готовность требовать от фюрера, чтобы тот назначил отдельного от себя главнокомандующего на Востоке и не вмешивался в его дела. Случись такое, это все-таки было бы хорошей опорой для возможных дальнейших шагов по изоляции, отстранению и в конечном счете свержению Гитлера. На основании этих обсуждений Клюге и передал в Берлин, что вот согласия требовать от Гитлера всего сказанного он от Манштейна, вероятно, добьется. Однако достаточно предупреждающим сигналом должно было стать то, что Клюге, несмотря на уже идущие обсуждения с Манштейном, возлагал свои расчеты добиться от него такого согласия только на последний момент - на момент их совместного прибытия в Вольфшанце.

Наконец, 6 февраля 1943 Клюге и Манштейн прибыли в Вольфшанце. Однако уговорить Манштейна Клюге в тот раз (как и позже) не сумел. Манштейн решительно отказался даже от того, что предварительно готов был рассматривать (без каких-либо твердых решений и обязательств, впрочем) ранее. Все, что он сделал - что-то предложил Гитлеру об изменении порядка командования на Востоке, но и тут смирился без протестов, когда Гитлер в этом отказал, - не говоря уж об угрозе отставки, неповиновении и т.д. Клюге, соответственно, тоже ничего не оставалось делать. Фельгибель из Ставки секретно передал Беку по телефону тут же, что ничего не вышло. Как показывал потом Гизевиус, "Mанштейн, в противность своим прежним заверениям, позволил себе поддаться на уговоры Гитлера остаться на своей должности. Даже Клюге удовлетворился незначительными стратегическими уступками по военной части. В то время мы приняли это как горькое разочарование, так что я снова повторю то, что тогда сказал Бек: "От нас дезертировали"".

2. Наиболее разочарованные этой историей люди группы Гёрделера считали, что Клюге от них тем самым тоже "откололся" (так писал после войны тот же Гизевиус в мемуарно-историческом обзоре "До горького конца"). На самом деле связь с ним не прерывалась (через Трескова), но никаких планов пока и заговорщики ему не передавали, - таковых просто не было, - и тем более он им не передавал. В марте 1943 Тресков и его люди (прежде всего Герсдорф) в штабе ГА Центр интенсивно обсуждали с Клюге разные планы убийства Гитлера во время его визита в Смоленск, в ставку Клюге, но Клюге в итоге отказался от этого проекта, прежде всего потому, что залучить Гиммлера вместе с Гитлером не удалось, и тем самым убийство Гитлера было чревато гражданской войной, а также потому, что технически не обнаруживалось возможным убить Гитлера без больших коллатеральных потерь среди своих же офицеров. Тогда Тресков и его товарищи предприняли, не ставя Клюге об этом в известность, попытки Гитлера взорвать, но неудачно.

3. Затем, во второй половине весны, Тресков и Герсдорф стали активно убеждать Клюге, что время настало для прямого переворота, в том числе сообщив ему о своих попытках взорвать Гитлера. Клюге в итоге им сказал "Дети, я ваш! Я ваш сообщник" (Kinder, Ihr habt mich! Ich bin Euer Spießgeselle). Об этом, естественно, сообщили в Берлин. Возникли надежды, что после новых неизбежных неудач на Востоке можно будет все-таки привлечь кого-то из остальных командующих Остфронта и затем предпринять переворот силами Резервной армии и Клюге в наиболее активной роли, заручась привлечением (теперь уже активными трудами Клюге) и других командующих Остфронта в качестве по крайней мере пассивной поддержки. До вышеуказанных новых неизбежных неудач (= провала "Цитадели") пытаться опять вербовать этих других командующих было бессмысленно.

И едва ли случайно, что именно на этом этапе Гёрделер в конце мая 1943 после очень долгого перерыва связался с англичанами, причем самым решительным образом: через шведских банкиров, братьев Валленбергов, он передал Черчиллю (по цепочке: Гёрделер - один брат Валленберг - второй брат Валленберг - довереннейший сотрудник Черчилля Мортон - сам Черчилль), что оппозиция готовится в близком будущем произвести военный переворот и свергнуть Гитлера и хотела бы провести предварительные переговоры о перемирии и мире с Англией, которые за этим последуют. Желательные условия прилагались в меморандуме и пояснениях Гёрделера (кратко: дать уже сейчас оппозиции обещание со стороны западных союзников или хотя бы Англии, что после переворота будет снято требование безоговорочной капитуляции; ликвидация нацистского режима, восстановление законности, суровый суд и осуждение виновникам, начиная с Гитлера, если он при перевороте уцелеет; сразу после переворота - прекращение союзных бомбежек, организованный уход немцев со всех захваченных территорий; затем мир, границы Германии по этнографическому признаку, т.е. на основе границ 1938 года, но с удержанием Австрии и Судет [и Данцига]; границы с Польшей - по будущей прямой польско-германской договоренности [с лондонским правительством, очевидно], с желательной передачей Германии польского коридора или его части; желательно удержание - по этнографическому признаку - Эйпен-Мальмеди и Эльзас-Лотарингии; восстановление в общем виде довоенных границ Польши на востоке с включением в них Литвы как федерированного с Польшей государства; полная независимость Польши и Чехословакии, как и всех прочих; будущий экономический европейский союз с вложениями Германии [=скрытая частичная форма репараций, однако на тех условиях, чтобы это не называлось репарациями и чтобы и Англия и желательно США тоже что-то вложили в восстановление Европы] - фактическая совместная экономическая гегемония Англии и Германии в Европе).

Что и почему на все это ответил Черчилль в июне 1943 г. - в следующем посте (уже выложен) .

Tags: история Германии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments