fomasovetnik (fomasovetnik) wrote,
fomasovetnik
fomasovetnik

Category:

Русско-английские отношения и соперничество в 1709-1721 годах, часть одиннадцатая

Оригинал взят у george_rooke в Русско-английские отношения и соперничество в 1709-1721 годах, часть одиннадцатая

После Карла.

Смерть Карла XII полностью запутала ситуацию в регионе. В Швеции пришла к власти «партия войны», которая предложила заключить мир с морскими державами, Данией и Пруссией, и все силы кинуть на борьбу против России.

С Георгом I договорились быстро – за ним закрепили Бремен и Верден, взамен английский король пообещал поддержать шведов в их войне с Россией. Создалось два полюса – Испания и Россия с одной стороны, и Англия, Голландия, Франция, Австрия и Швеция – с другой.

В Англии начались дебаты по отправке на Балтику своего флота «дабы стращать царя Петра», но шли эти обсуждения вяло, лениво, через плохо скрываемую зевоту. И это объяснимо – с одной стороны английские негоцианты и комиссионеры нуждались в русских товарах, торговля с Россией была выгодной, и масштабы ее год от года росли. С другой – Ганновер уже получил Бремен и Верден, и для шведов создалась такая же ситуация, как у Петра в 1716-м – они уже удовлетворили требования своих союзников, и какой смысл теперь их союзникам был воевать?

К тому же весной 1719 года Петр вывел войска из Мекленбурга, их сменили там войска Нижнесаксонского округа Священной Римской Империи Георга I Английского, который как курфюрст Ганновера был директором данного округа.

И все-таки разрешение Парламента было получено, Георг I 11 мая 1719 года сообщил Бернсторфу, что эскадра адмирала Норриса из 13 кораблей покинет Дувр через три недели.

В этот же день, 11 мая, капитан-командор русского Балтийского флота Ян Вангофт (Yan van Hofft) с 3 линейными кораблями, тремя фрегатами и пинком вышел из Ревеля к Эланду, при этом два корабля из состава эскадры он отделил к Готланду. Один из них, 32-пушеный «Лансдоу», добыл сведения о том, что из Стокгольма в Пиллау вскоре направляется шведский конвой из трех кораблей с подкреплением для тамошнего гарнизона.

Вангофт, получив эти сведения, тотчас же отрядил в Ревель 24-пушечный «Александр», а сам продолжил крейсирование у Эланда. Апраксин, узнав о шведском конвое, приказал капитану Сенявину взять в Ревеле все возможные суда и выйти на перехват противнику. 26 мая из Ревеля вышла эскадра Сенявина – 52-пушечные «Портсмут», «Рафаил», «Девоншир», «Ягудиил», «Уриил», «Варахаил» и 18-пушечная яхта «Наталия».

Шведы же 19 мая вышли из Стокгольма в следующем составе – 48-пушечный «Вахтмейстер», 28-пушечный приватир «Карлскруна Вапен»[1], 32-пушечный фрегат «Рушенфельт» и 10-пушечная шхуна «Бернхардус». 3 июня шведы подплывали к Эзелю, «Рушенфельт» был отослан от эскадры, ну 4-го, в 6 утра, между Эзелем и Готско-Санде шведский коммодор Врангель усмотрел с юго-востока вражеские корабли. Поняв, что расклад не в пользу шведов, он развернулся на северо-запад и стал отходить, русские стали преследовать неизвестные корабли, сигнализируя им остановиться и сообщить свою национальность.

«Девоншир» и «Портсмут» вырвались вперед и к 5 часам нагнали беглецов, на корме «Вахтмейстера» взвился шведский флаг и бейд-вымпел Врангеля, швед открыл огонь по русским кораблям. Сенявин и Зотов (командир «Девоншира») вклинились между «Вахтмейстером» и остальными шведскими кораблями, пытаясь отрезать флагман от остальной части отряда.

Чтобы попытаться понять, кто нам противостоял в этом бою, давайте немного вклинимся в описание хода сражения, и рассмотрим команду «Вахтмейстера» и сам корабль. Этот 56-пушечный линкор (по шведской классификации того времени – III ранг) был построен в 1681 году на рижской верфи английским мастером Френсисом Шелдомом (внезапно – шведы также приглашали на службу английских корабельных дел мастеров) из ливонского дуба и прибалтийской ели (последняя шла на отделку, рангоут и палубы). Вооружение: нижний дек – шестнадцать 18-фунтовок и четыре 12-фунтовки в качестве погонных и ретирадных орудий, опер-дек – двадцать 6-фунтовок, надстройки – шестнадцать 3-фунтовок. Поскольку последнюю тимберовку корабль проходил еще в 1700 году, то в свой последний рейс он вышел следка разоруженным – нес по разным данным от 42 до 48 орудий. Соответственно, уменьшили и команду – с 311 до 260 человек.

Шведские коммодор Врангель проходил волонтерскую службу на английском флоте, участвовал в сожжении франко-испанского флота в Виго в 1702 году. Капитан же «Вахтмейстера» Георг Тролле, служил в голландском флоте в 1702-1704 годах, охотился за французскими корсарами в районе Дюнкерка и Доггер-Банки.

Но вернемся к бою – Врангель и Тролле, вполне сознавая, что противник слишком силен, приказали канонирам вести огонь по парусам «Портсмута» и «Девоншира» (кораблей голландской постройки), замысел был – сбить им ход и постараться убежать от более медлительных «Уриила», «Ягудиила», «Рафаила» и «Варахаила».

В принципе это удалось – на «Девоншире» артиллеристы «Вахтмейстера» сбили оба марса, корабль резко сбавил в скорости и отстал, присоединившись к «Портсмуту» и атаковав «Карлскруна Вапен». У Врангеля и Тролле был выбор – попытаться уйти или прийти на помощь своим более слабым товарищам. Они выбрали второе.

«Вахтмейстер» повернул на 4 румба и пошел в гущу сражения.

Тем временем «Портсмут» и «Девоншир» изрешетили «Карлскруну» и она выбросила белый флаг. После пары залпов сдалась и шхуна «Бернхардус», которой в бою с 50-пушечниками ничего не светило. И тут на остатках парусов появился «Вахтмейстер», который открыл огонь по противнику. Однако через 10 минут подошел «Ягудиил», который прямо-таки притерся к правому борту шведского флагмана (наши морские пехотинцы начали забрасывать верхнюю палубу шведа ручными гранатами – можете представить себе, какое было расстояние боя), а слева корабль Врангеля-Тролле атаковал «Рафаил». К 15.00 швед, избитый донельзя, оказался в коробочке, под продольным нечастым огнем (русские боялись повредить свои собственные корабли, и тщательно выцеливали орудия перед залпом). Понимая дальнейшую бессмысленность боя Врангель приказал поднять белый флаг. Перед самым поднятием последним залпом с «Рафаила» Врангель был ранен.

Бой длился с 5 утра до 3 часов дня. Шведские потери составили 50 человек убитыми, 14 – раненными, 337 сдавшимися в плен. Русские потеряли 9 человек убитыми, 9 раненными (большинство из них на «Ягудииле», который сблизился со шведами борт о борт), и взяли все три шведских судна в качестве призов.

После боя у русских разгорелся скандал – капитан «Ягудиила» Джон Деляп обиделся на капитана «Рафаила» Якова Шапизо, который принял капитуляцию от Врангеля. Деляп писал своему другу Сандерсу: «44-пушечный корабль («Вахмейстер») был атакован капитаном Шапизо за полчаса до того времени, как я мог к нему приблизиться; а когда я подошел к нему на такое близкое разстояние, что мог с марсов своих бросать на его палубу гранаты, капитан Шапизо ушел так ему вперед, что не мог дать по нем ни одного выстрела. Я был так близко к нему, что такелаж мой пострадал до такой степени, что для завладения призом я не мог спустить своей шлюпки так же скоро, как капитан Шапизо, что дало ему право приписывать себе честь завладения призом. После этого я могу сказать, что я срубил куст, а он зайцем убежал.»

Тем не менее Эзельский бой стал первой победой русского корабельного флота. И именно на этом фоне 7 июля 1719 года на Балтике появился адмирал Джон Норрис с эскадрой в следующем составе: «Cumberland» (80), «Dorsetshire» (80), «Prince Frederik» (70), «Monmouth» (70), «Hampton Court» (70), «Suffolk» (70), «Plymouth» (60), «York» (60), «Monk» (60), «Medway» (60), «Defiance» (60), «Assistance» (50), «Dartmouth» (50), «Worcester» (50), «Falmouth» (50), «St. Albans» (50) – всего 16 кораблей. Датчане, еще ведущие войну со шведами, сначала расценили английскую эскадру как помощь против Швеции, и шаутбенахт Паулльсен («Haffru» 70, «Beskjermer» 64, «Prinds Carl» 52, «Island» 50, «Sophia Hedvig» 76, «Wenden» 72, «Fortuna» 26, «Levendals Gallej» 20) – хотел было присоединиться к Норрису, однако узнав, что англичане на этот раз пришли поддерживать шведов и пугать русских, ушел к Бронхольму и занял оборонительную позицию.

Царь же Петр, узнав о визите господ англичан, он сконцентрировал галерный флот у Ханко, разослал свои крейсера от Бронхольма до Эзеля и Дагерота, а к самому Норрису послал 32-пушечный фрегат «Самсон», чтобы выяснить зачем он пожаловал. В письме Петр выражал недоумение, ведь русские корабли не мешают свободной торговле, борются они только с каперами и военной контрабандой.

13 июля из Кронштадта вышла русская эскадра – 21 линейный корабль (состав ее – 90-пушечный «Гангут», 70-пушечные «Св. Александр», «Ревель», «Нептунус», 64-пушечные «Ингерманланд», «Москва», «Мальбрук», «Екатерина», «Шлиссельбург», 58-пушечный «Лондон», 52-пушечные «Уриил», «Ягудиил», «Варахаил», «Селафаил», «Рафаил», «Девоншир», «Портсмут», 50-пушечные «Рандольф», «Перль», 48-пушечные «Британия» и «Арондель»), 18-гоэскадра кинула якорь у Лемланда, Аландские острова.

Нет, друг другу и Норрис и Петр говорили ласковые и уважительные слова. Однако эскадры придавали даже безобидным их фразам большой весомости.





[1] Место постройки неизвестно, спущен на воду в 1703 как торговое судно под именем «Карлскруна», в 1714 переделан во фрегат, переименована в «Карлскруна Вапен» (Vapen - то бишь «Вооруженная Карлскрона») .Раззмерения 27,9 х 7,1 х 3,0 (метры), вооружение: 1719 г - 28 пушек: 18 - 6 ф., 8 - 3 ф., 2 -16 löd (löd =1\4 фунта)


Tags: история России
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments