fomasovetnik (fomasovetnik) wrote,
fomasovetnik
fomasovetnik

"А скажут, д'Артаньян, скажут, что нас было четверо!"

Оригинал взят у george_rooke в "А скажут, д'Артаньян, скажут, что нас было четверо!"
Немного по битве на Абукире.
Все-таки дьявол как всегда в деталях.
Французы имели 13 ЛК и 4 ФР.
Из 13 ЛК три - "Герьер", "Суверен" и "Конкеран" - корабли еще флота Людовика XV, соответственно 1753, 1756 и 1747 годов постройки, служившие БЕЗ ПОЛНЫХ ТИМБЕРОВОК. Два из них к 1780-м были переведены в блокшивы, а "Конкеран" использовался в качестве склада для бочек пороха в Тулоне. Более того, все три корабля были так плохи, что на них в 1798-м поставили фрегатское вооружение (18- и 12-фунтовки), поскольку боялись, что залпы линкорного калибра просто развалят корабли. И тем не менее уже в начале боя залпы даже этих пушек ломали гнилые доски, и восемь пушек соскочило с посадочных мест и каталось по палубе, круша и убивая все вокруг (см. статью Микеле Батести "Абукир. Стратегические последствия", журнал "Revue du Souvenir Napoléonien", 1998-1999 год, номер 421).
Если вы помните, "Герьер" и "Конкеран" как раз стояли впереди французской колонны, и на них упал первый удар англичан. То есть мы имеем дело с чистой системной ошибкой Брюэса - однозначно в авангард, ожидая атаки, нужно было ставить самые мощные и устойчивые к огню корабли, то есть если не флагман - 120-пушечный "Орьян", то хотя бы 80-пушечники "Франклин", "Жилльом Тель" и "Тоннан".
map01large
Далее, давайте посмотрим на это изображение, и особое внимание обратим на направление ветра. Французская линия стоит почти в идеальном порядке с северо-запада на юго-восток, и дует северо-северо-западныйветер, то есть ветер дует ПАРАЛЛЕЛЬНО ЛИНИИ, ПРИЖИМАЯ ЕЕ К БЕРЕГУ.
Теперь обратите внимание на последние три корабля - "Вильгельм Тель", "Тимелеон" и "Женеро". Расскажите мне, КАКИМ ОБРАЗОМ они могли прийти на помощь авангарду и центру с учетом устойчивого северо-восточного ветра? Более того - они вообще просто поставлены в мышеловку, ибо даже поворот на восток при таком ветре - нетривиальная задача, а это единственный выход, ибо движение вперед их сносит к берегу и выносит на мель, не говоря уже о возможности разворота с западной стороны.
Причем и "Вильгельм Тель", и "Тимелеон" ПЫТАЛИСЬ подойти ближе к кораблям центра, но как только они поднимали паруса и топсели - их начинало сносить к берегу, на мели. Естественно корабли опять становились на якорь, и спускали паруса.
То есть это ВТОРАЯ СИСТЕМНАЯ ОШИБКА БРЮЭСА. Причем тот же Вильнев перед боем предлагал выстроить эскадру буквой "V", как издревле делалось при обороне в бухте. Брюэс в весьма грубой форме высмеял своего коллегу и отказался.
Поскольку атаки со стороны берега не ожидалось, почти на всех кораблях левый борт был загроможден тюками, мебелью, дровами, припасами, то есть когда англичане атаковали корабли с левого борта - они просто стреляли по мишени. Французы ответить оттуда  не могли.
Это то, что Брюэс однозначно мог исправить. Но были вещи, которые он не мог исправить в принципе.
"У меня в команде матросы не менее 13 национальностей, часть из матросов просто не знает французского языка" - жалуется командир "Тимелеона" Леон Трулле. При этом экипаж "Тимелеона" считался на Флоте Леванта мононациональным.
Более того - матросы на французских кораблях как раз к 1 августа 1798 года уже 9 месяцев не получали жалование. Вообще. И было совершенно неизвестно, когда его получат.
Перед выходом экспедиции Наполеона в Египет командование Флота Леванта самовольно сняло с кораблей 1600 хороших матросов, и заменило их инвалидами, увечными, каторжниками, дезертирами, больными. Добрый такой подарочек эскадре, которую командование еще до ее выхода в море считала списанной в утиль.

И тем не менее, расклад Абукира до 19,30 был совершенно неясен. "Герьер" и "Конкеран" даже фрегатными орудиями нанесли очень большие повреждения английским кораблям, многие англичане вообще потеряли весь рангоут, 120-пушечный "Орьян" вообще стал скалой, об которую раз за разом разбивались английские атаки. И лишь взрыв "Орьяна" в 19,50 от рухнувшей в открытый погреб горящей мачты оказался переломным моментом битвы.

Да, и на сладкое. При Абукире Нельсон был ранен в 20.30, а далее бой возглавил Джеймс Самарец (а бой, на минуточку, длился 1-2 августа, то есть Самарец командовал эскадрой большую часть Абукирского сражения), тот самый, который потом, в 1808-м, двумя кораблями гонял ссаными тряпками по Балтике русскую эскадру Ханыкова.

Tags: история Европы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments