• qebedo

Солнце австерлицево - 21

Сражение, которого не было

Недовольство Аполиона чрезмерным отрывом Мюра было вызвано его очередным "сеансом стратегирования" - ампиратор пытался поставить себя на место противника и предугадать его ходы, чтобы найти наилучший ответ на вопрос "а дальше-то чего делать?". Увы, для этого надо было очень хорошо разбираться в людях, особенно тех, с кем воюешь, а Кутузов и русские генералы вообще были для него темным лесом. К тому же почти во всех своих "сеансах стратегирования" Аполион жульничал - отказывался признавать вероятность того, что противник умнее него, и будет делать что-то не так, как задумало Его Великость. Мы уже убедились в этом на примере планирования Ульмской операции (см. предыдущие серии) - будь Мак всего лишь немного более энергичен и поворотлив, вместо грандиозного триумфа французов ждало бы жестокое разочарование.


Фридрих фон Буксхёвден, так сильно напугавший ампиратора

Collapse )

milvus migrans

Въ продолженіе предъидущаго — 3

Вотъ мы и переходимъ къ финалу, къ попыткѣ описанія продукта брежневской эпохи. Сразу оговорюсь, что +++ кажется мнѣ экземплярнымъ совѣтскимъ человѣкомъ, и у меня есть сильный соблазнъ — съ которымъ я буду бороться, насколько хватитъ силъ, — просто описать образецъ вмѣсто общей картины.
Collapse )
  • qebedo

СкоТТный двор - 20

Кенилворт

На волне успеха "Айвенго" дилогия "Бенедиктинские истории" собрала неплохую кассу, снова порадовав автора сборами. Однако критики обрушились с суровыми рецензиями на "Монастырь", в пух и прах разгромив образ Белой Дамы. Реабилитировался в их глазах Скотт только "Аббатом", где не было никакой чертовщины, зато "во весь рост" были новые для него времена XVI века, дававшие хорошую пищу романисту. Посему издатель "Бенедиктинских историй" Дж. Констебл посоветовал Скотту продолжить писать об этом периоде, а поскольку в последней книге был "отработан" вечно романтический образ "королевы-бедняжки" Марии Стюарт, в следующей хорошо бы обратиться к ее смертельной "врагине" Елизавете Тюдор - например, к реальной истории смерти первой жены ее фаворита графа Лестера, Эми Робсарт. Писатель решил последовать совету издателя, и так в 1821 году в печати появился роман "Кенилворт".



Collapse )

  • qebedo

СкоТТный двор - 21

Пират

"Кенилворт" вновь порадовал У. Скотта единодушием читателей и критики - покупатели активно "голосовали шиллингом", а "тонкий психологизм образа королевы Елизаветы" порадовал "литератОраведов". Самые вредные придирались - "слишком утомительно", но паломничество возбужденных читателей в Камнор-Плейс привело к тому, что местный приходской клерк сколотил небольшое состояние, показывая "то самое место, где под Эми провалился пол". Так что у издателя появилась очередная гениальная идея - написать роман "Буканьер" про то, как пираты захватывают в плен пуритан после казни Карла I... Скотт взял из этой феерической идеи слово "Пират" и сочинил роман, основываясь на своих впечатлениях о двухнедельном путешествии на Оркнейские острова и рассказов о карьере морского разбойника Джона Гоу.



Collapse )

  • qebedo

Берсальеры в перьях - 18

И одно только слово кричит - Капоретто! (продолжение)

Утром 25 октября 1917 года настал второй день сражения у Капоретто. Против группы Краусс стояли остатки 50-й дивизии, от Монте Рамбона до Монте Столя, а от Монте Столя до Монте до Монте Миа держалась бригада Потенца из армейского резерва, подтянутая прошлым днем. Краусс направил через перевал Уччеа в долину реки Резия часть австрийских 22-й дивизии и дивизии Эдельвайс, а четыре батальона 22-й дивизии штурмовали Монте Столь и к концу дня серией последовательных коротких ударов завладели ее вершиной. Тем временем австрийская 55-я дивизия прошла через Капоретто и Креду и вместе с 50-й дивизией отбросила бригаду Потенца. Германская егерская дивизия перебазировалась в Сагу. Разрыв между итальянскими IV и XXVII корпусами превратился в дыру.


Винтовка Каркано, модель 1891 года, основное оружие итальянской пехоты в ПМВ (вельми кликабельно)

Collapse )

  • qebedo

СкоТТный двор - 18

Монастырь

"Айвенго" стал самым успешным романом Скотта, ибо на сей раз мнения публики, раскупавший книгу, как горячие пирожки (первые 10 000 экземпляров разошлись за две недели), наконец-то сошлось с оценками критиков. Журнал "Эдинбург ревью" назвал произведение гениальным, "Личури газетт" - "несравненно превосходным", "Куортерли" - "великолепным маскарадом". Только "Бритиш ревью" огрызнулся, назвав стиль "слишком быстрым импровизированным наброском". В общем, писатель пребывал на вершине успеха и признания, так что никаких мыслей о завершении карьеры не возникало - напротив, в 1820 году Скотт задумал "выстрелить" новой серией из двух романов, которые будут напечатаны в другом издательстве, первым из которых стал "Монастырь" (The Monastery). К этому его подталкивали и меркантильные интересы - нехватка бумаги у издателей тормозила дополнительные продажи "Айвенго", так что запланированные прибыли задерживались...



Collapse )

01

Заметки о сатанизме и долларе

Папа Франциск в настоящее время содержится в неизвестной тюрьме, его допрашивают федеральные агенты, работающие на итальянское государство, и Интерпол. Сообщается, что ФБР готовится прилететь и допросить его, как только Интерпол закончит с ним.
[Ссылка]https://zavtra.ru/blogs/ital_yanskie_smi_soobshili_o_spetcoperatcii_v_vatikane_v_hode_kotoroj_bil_arestovan_frantcisk_i_i_neskol_ko_kardinalov
Collapse )
  • qebedo

СкоТТный двор - 19

Аббат

С самого начала "Монастырь" и "Аббат" были задуманы как дилогия, объединенная общими персонажами, и оба романа вышли под заглавием "Бенедиктинские истории" (Tales from Benedictine Sources) - якобы перевод некоей рукописи XVI века (см. предыдущую главу). События второй книги начинаются через 10 лет после окончания действия первой...



Collapse )

Тяжела доля гегемона, послекрымское

Я со своим обычным "везением" немного приболел прям 31-го декабря, поэтому все новогодние праздники сидел дома. Ну и поскольку делать особо было нечего, а от писанины иногда хотелось отвлечься - послушал господина Яковлева на канале у Перца, где Яковлев рассказывал о канцлере Горчакове.
Сначала я даже хотел сделать язвительный разбор, а потом... А потом открыл статью Стефании Бург "Поворотный момент 1863 года для наполеоновской дипломатии" и... залип. Дальнейшее, что тут будет изложено - это небольшое резюме по прочтению с собственными врезками. Те, кто умеют во французский, и тем кому интересно - могут пройти по ссылке, и прочитать статью полностью, благо - она того стоит. Даже те, кто французского не знают - рекомендую хотя бы ознакомиться в гугль-переводе, благо - текст написан легким языком.
Собственно, наверное мало кто оспорит, что на март 1856 года Франция снова стала супер-державой Европы, сместив с этого пьедестала Россию, а подписание мира в Париже - это такой аналог Венского конгресса и торжества императора Александра. Договор не давал Франции никаких территориальных выгод, но он
а) был ударом по флангу Австрии, о чем в Вене поняли с громадным опозданием. Теперь Австрия в случае осложнения отношений с Францией или Пруссией более не могла опереться на Россию.
б) Дал Франции свободу рук. То есть она теперь могла выбирать, с кем, на каких условиях и как дружить.

И самое смешное, перед Францией, как и перед Россией в 1815 году, в полный рост встал выбор, каким путем идти? То есть либо поддерживать какие-то государства (путь александровского Священного Союза), либо какие-то нации в борьбе за самоопределение. Александр I, как мы помним, выбрал первый путь. Наполеон III решил выбрать второй, к тому же Россия своей знаменитой депешей Горчакова "Россия сердится. Россия не сердится, Россия сосредотачивается" (кстати, часть западных историков переводит "сосредотачивается" как "медитирует", и мне этот перевод нравится еще больше) просто устранилась от высокой дипломатии в Европе (Яковлев в ролике это называет отказом от принципов Священного союза).
По мысли Наполеона III благодарные нации, (типа итальянцев, немцев или поляков) после "освобождения" с помощью Франции будут ей вечно благодарны и станут верными союзниками. Как мы, русские, столько раз поддерживавшие подобные нации (сербы, болгары, румыны, греки и пр.) в "их борьбе", понимаем со своей колокольни - эта мысль была лютым бредом, но на тот момент она казалась Наполеону III вполне рациональной и неглупой.
Союз, если его можно назвать союзом, Франция заключила только с одним государством - Россией, при этом договорившись о благожелательном нейтралитете с Англией, для которой Крымская стала очередным доказательством того, что ну ее на фиг, эту Европу, мы лучше колониями и остальным миром займемся, а в этой мелкой песочнице пусть копаются всякие неумехи, которые мир завоевать не умеют.
Почему я называю союз Франции и России недосоюзом? Да исходя из слов самого Горчакова, сказанных в 1862-м: "Нельзя предположить, что император Наполеон не ценит общих взглядов и согласованных действий между Францией и Россией в Европе. Более того, с российской стороны он уже получил несколько уступок.... Но мы ничего не получили взамен.... Император сам говорил, что политика - это рынок. Мне кажется, он будет ценить Россию еще больше, когда удостоверится, что теперь мы заключаем только те сделки, которые приносят прибыль обеим сторонам".
Если перевести с человеческого на русский - Горчаков жалуется, что его в период 1856-1862 г.г. Франция просто ... использовала. Для каких-то своих целей. Грубо говоря - поимели.
Но на тот период Горчаков был одержим идеей союза с Францией (хотя никакого союза и не было), и считал, что постоянные интересы России не противоречат постоянным интересам только одной страны - Франции. То, что в Париже так не считали - русского канцлера не волновало. Примерно до 1863 года, до польского восстания.
Так вот, по мнению Стефании Бург именно события 1863 года стали водоразделом, после которой пути-дорожки России и Франции разошлись, и внешняя политика и той и другой страны покатились под откос.
Что произошло?
Да самая простая вещь - поляки восстали, и Франция опять оказалась на распутье тех самых "двух путей". Ну либо поддержать союзное государство (как Николай I в 1849-м), либо право наций на самоопределение. Выбор был сделан в пользу второго варианта, но как поддержать-то? Проблема та же самая, что и в Крымской -общих границ с Россией нет. Попытка сблизиться с Австрией провалилась (там Буоль вообще классно ответил: "Если мы и будем когда-либо заниматься фантасмагориями, то только в том случае, когда нам это откровенно выгодно"), А Лондон... в ответ на предложения Наполеона Рассел предложил устроить Франции "холодный душ", дабы "успокоить слишком резкие движения французского правительства".
Стефания Бург как раз рассматривает всякие варианты действий Наполеона в кризисе 1863 года, кому интересно - почитаете.
Оскорбленная Россия сблизилась с Пруссией, сделав потом ее "копьем судьбы" или "колесом генотьбы", кому как удобнее, а Франция в польском вопросе реально сделать ничего не смогла. Тем самым Франция вызвала ненависть не только России, но и поляков. То есть после 1863-го года Франция оказалась в положении России 1853 года. И то, что гегемона запинают - теперь было только вопросом времени.